Alexander Sedov (alek_morse) wrote,
Alexander Sedov
alek_morse

Categories:

Холмс в камере Векслера

На днях исполнилось 75 лет со дня рождения кинооператора Юрия Векслера.


Камера Векслера: Этюд света и тьмы
О кинооператоре ленфильмовского «Холмса»
Александр СЕДОВ (с) эссе, февраль 2015 г.
.
Его творческий почерк можно было бы назвать «светописью», взгляд его камеры всегда балансирует на грани света и тьмы. Он, буквально говоря, вылепливает героев на экране --  из вечернего полумрака, из косых теней заходящего солнца, из луча света, пробивающегося сквозь полуприкрытую дверь, из режущего ночную тьму светильника, за которым следуют Шерлок Холмс и доктор Ватсон. Свет керосиновой лампы выхватывает из тьмы напряженные и сосредоточенные лица, и благодаря камере Векслера зритель улавливает это гнетущее молчание, словно только что прочел об этом у Конан Дойла.
.
Векслер умеет подать героев на экране, - крупно, с характером, - словно опытный и любопытный взгляд писателя. Трудно забыть лицо молчащего Холмса на фоне гремящего каскада Рейхенбахского водопада. Невозможно не ощутить страх, глядя на лицо молодого инженера-гидравлика, окутанное тьмой, - с первых кадров ему противостоит другое лицо, жесткое и циничное лицо мнимого полковника Старка. Невинность их диалога не может обмануть зрителя – лучи фонаря из автомобильного окна наползают на них, чередуясь с такой же быстро сменяемой тенью, словно вокруг них уже разыгралась борьба света и тьмы, добра и зла. Оператор Векслер умеет делать видимым это нравственное противостояние: визуальные образы поднимаются до символов и обобщений, впрочем, таких же лаконичных, как в прозе Конан Дойла.
.
Оператор  точно следует авторской манере выхватывать из тьмы события, предметы, людей...
.
Мы следим за приключениями Шерлока Холмса глазами Ватсона, и в этом немалая заслуга главного оператора Юрия Векслера. Камера как бы подхватывает литературную манеру Конан Дойла. Мы подробно и близко рассматриваем предметы только тогда, когда их исследует Ватсон, очевидец и будущий летописец. Мы замечаем процарапанные иголкой номера квитанций на часах только тогда, когда их поднес к своим глазам Ватсон (а не Холмс!). Тоже самое с фотографией леди Брокуэлл, с тростью рассеянного доктора Мортимера, с картой, на которой помечены сокровища Агры, с книгой по пчеловодству, которую пчеловод-любитель Холмс дарит своему другу. Камера следит за выражением лица Холмса с вниманием летописца...
.
Итак, дело закончено. Холмс и Ватсон рассаживаются у камина. Самый повторяющийся у Конан Дойла финал и самый скупой на описание – длинные монологи Холмса, короткие реплики Ватсона. Действие отсутствует. Неблагодарный для кинематографа материал.
.
На протяжении каждого рассказа читатель стремится к этой мизансцене, желая обратиться в вольнослушателя доверительного общения Холмса и Ватсона. Кинозритель, напротив, рискует потерять интерес, заполучив на экране затяжную лекцию. Кино против литературы… Из этого парадокса перевода литературы в кино обычно выходят одним из двух способов: выбрасывают эпизод, где «разговоры разговаривают», ловко раскидывая по другим эпизодам его смысл в виде подсказок, очевидных для зрителя, но спорных или незамеченных героями. Другой способ – выжать из «разговорной» сцены максимум действия. Шерлок Холмс (в некоторых фильмах) может прыгать, скакать, гримасничать, уноситься в фантазии. Как правило, такого рода объяснение режиссер подкрепляет богатым видеорядом: параллельно, как из подсознания, всплывают сцены прошлого, нередко насыщенные эффектными замедлениями, «туманом», игрой с тенями…
.
Векслер шагнул в противоположную, и, казалось, противопоказанную для кино сторону. На две-три минуты постановщики как бы «на цыпочках» покидают зрителей, оставляя нас наедине с героями. В кадре только спинки кресел, из-за которых иногда показываются то макушки, то руки, то профили Холмса и Ватсона. Словно из-за ширмы кукольного театра – он же театр теней. Сквозь бемские стеклышки видно, как танцует огонь в камине, играя с нашим воображением. Кинематограф здесь предельно скуп, но необычайно выразителен. На экране ожившее свойство конан-дойловской прозы.
.
Постановщики ничего не добавили в эпизод – ни лиц крупным планом, ни съемок с других точек. Напротив, из кадра удалено всё лишнее. Перед нами (вот именно, перед нами!) только пылающий камин, столик с кофейником (варианты: с графином, с кальяном).
.
Демиурги Холмс и Ватсон подытоживают показанное нам представление. Остальные участники драмы теперь переведены в разряд воспоминаний, теней, марионеток. Ненужные подробности сгорают в камине. Остаётся главное. Так заканчивается почти каждая серия.
.

.
------------------
заглавное фото взято с сайта 221b.ru
Tags: adaptation, essay, fictional england, holmes, movie, russian holmes, russian sherlock holmes, sherlock holmes, television, tv, Выдуманная англия, выдуманная англия, кино, эссе
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 16 comments

Recent Posts from This Journal