Alexander Sedov (alek_morse) wrote,
Alexander Sedov
alek_morse

Categories:

The Guardian about Vasily Livanov (1987) / Статья о Ливанове в газете The Guardian в 1987 году

Here is the article about Vasily Livanov written by Martin Walker in The Guardian in 1987 (!!!). It's very interesting!

The Guardian (London)

 

August 17, 1987

 By MARTIN WALKER:

VASSILY HOLMES 

 

Not long after I first arrived in Moscow, I was lucky enough to meet Vassily Livanov, a man with perhaps the best-known voice in the Soviet Union - a cross between Marlene Dietrich on heat and the slow pouring of gravel.

 

I used to assure that its timbre came from his habit of chain-smoking Gerzogovina Flor, the Balkan cigarettes Stalin used to crumble into his pipe. But Vassily stopped smoking last year and his voice is unchanged.

You hear it on almost every Soviet children's cartoon, and a generation of young people have grown up convinced that their heroes speak this way. Ever since Vassily became the Sherlock Holmes of Soviet TV, one of the most successful series ever screened here, all the grown-ups know him too.

 

They do a marvellous job of recreating victorian London by shooting at selected locations in Leningrad and Riga, and Vassily is the most convincing Holmes I have seen.

 

We became friends over a convivial lunch at the Writers' Club in Moscow, in the vast dining-room which Tolstov describes in the masonic scene in War And Peace. It turned out that we shared a fondness for Rudyard Kipling: Vassily declaimed Fuzzy-Wuzzy in Russian and I chimed in with the English in what has now become our party trick.

 

Vassily's father was one of the best-known pre-war Soviet actors and worked with Stanislavski. The family apartment off Gorky Street is a veritable museum of Soviet theatre, and Vassily's dacha, on a riverbank about 20 miles from Moscow, is one of my favourite places.

 

As well as acting, writing wonderful children's stories, and producing a film about his father's life, vassily now has a new interest. His Sherlock Holmes series has become a cult among Soviet detectives and he has the backing of the MVD, the Ministry of the Interior, to open a new theatre in Moscow that will be uniquely independent of the Ministry of Culture.

 

Sponsored by the MVD, the 'Detective' Theatre will present only whodunits and mysteries, and vassily has now got me trawling through my paperbacks to find plots that can be adapted for the Soviet stage.

 

It was through this connection that I came across one of the most bizarre developments of the new freedom for private enterprise. The Soviet Union is about to have its first private detectives. The idea is they should track down missing persons, or look for husbands who have stopped paying alimony, or for runaway children who are beyond an age where the police take much interest.

 

It is an open secret that some policemen have undertaken this kind of work in their spare time for many years, moonlighting as private eyes. But legitimising the profession will now involve getting a special licence, and working under a code of conduct.

 

Most investigators in the Soviet police go into the job after graduating as lawyers, and some of Vassily's lawyer friends see a bright future.

 

I suspect that one factor behind this new interest is the massive popularity of the novel The Sad Detective, by Viktor Astafyev, which began appearing in serial form in the magazine Oktyabr last year.

 

There is no real plot, simply the sad, unfolding life of a 42-year-old detective who has retired from the police as an invalid after being badly wounded. He lives in a grim provincial town and, even though trying to build a new life as a writer, keeps meeting muggers, drunks and petty criminals and sad, low-life losers, characters who have traditionally not been allowed into Soviet literature.

 

'When I was in the police, I used to think there were two worlds, the criminals and law-abiders and our job was to keep them apart. Now I know you can't. It is one world,' the hero observes at one point.

 

The book was widely criticised as negative and wilfully depressing, painting too black a portrait of Soviet life, unredeemed by the positive-thinking hero that socialist realism traditionally has required. Until Gorbachev and glasnost, it would have had little chance of being published.

 

But the main reason for the book's popularity, apart from the whiff of scandal attached to it, was the almost Don Quixotian portrait of the sad detective himself. It reminded me of Raymond Chandler's definition of the private eye as battered knight errant, soldiering on through disillusion and betrayal, maintaining a lonely integrity. 'Down these mean streets a man must go...' and all that.

 

Vassily's success could be that he plays Sherlock Holmes in precisely this way. The persistence of this human archetype, from victorian Britain through Chandler's Los Angeles to Gorbachev's Moscow, even after 50 years of socialist realism, is one of those reassuring things about the human race and what we all have in common.


---------------------------------------------------

My GREAT THANKS to Julia Huggins for the found original text :)))

-----------------------------------------

 

Хотите узнать, что англичане писали о Василии Ливанове ДВАДЦАТЬ ЛЕТ НАЗАД? Пожалуйста, газета The Guardian.

Газета The Guardian (London), 17 августа, 1987

Автор: Мартин УОЛКЕР

Рубрика: Россия с Мартином Уолкером

Название:

 

ВАСИЛИЙ ХОЛМС / VASSILY HOLMES

 

Вскоре после того, как я впервые очутился в Москве, я был рад познакомиться с Василием Ливановым, - с человеком, который, возможно, больше всего известен в Советском Союзе своим голосом, сочетающим в себе жар Марлен Дитрих и медленно ссыпающийся гравий.

 

Когда-то я был уверен, что этот тембр происходит от привычки выкуривать сигарету за сигаретой марки «Герцеговина Флор», - балканской сигареты, которую крошил в свою трубку Сталин. Однако Василий бросил курить год назад, и его голос не изменился.


Вы слышите его почти в каждом детском советском мультфильме, и подросшая молодежь убеждена, что их герои говорят только так. С тех пор, как Василий стал еще и Шерлоком Холмсом советского телевидения, - в одном из самых успешных сериалов, когда-либо снятых здесь, - все взрослые знают его не хуже.

 

В этом фильме изумительно воссоздан викторианский Лондон благодаря выбору мест съемок в Ленинграде и Риге, а Василий, из виденного мною наиболее убедительный Холмс.

 

Мы сдружились в Московском Доме писателей во время приятельского ланча, который был устроен в огромной столовой, описанной еще Толстым в «масонской» сцене в «Войне и мире». Оказалось, что мы оба восхищаемся Редьярдом Киплингом: Василий декламировал Fuzzy-Wuzzy на русском, а я вторил ему на английском; так состоялась наша партия в трик-трак.

 

Отец Василия был одним из известнейших довоенных советских актеров и работал со Станиславским. Семейные апартаменты на улице Горького – настоящий музей советского театра, а дача Василия, расположенная на речном берегу примерно в 20 милях от Москвы, стала одним из моих любимых мест.

 

С тем же азартом, с каким он играет в кино, сочиняет замечательные детские сказки и снимает фильм о жизни своего отца, Василий сегодня берется за новое дело. Его сериал о Шерлоке Холмсе стал культовым среди советских сыщиков, и поэтому за поддержкой в создании нового театра в Москве он обратился к МВД, желая быть абсолютно независимым от Министерства Культуры.

 

Театр «Детектив», спонсируемый МВД, будет ставить исключительно детективы и спектакли-загадки, и Василий решил обратиться ко мне, - учитывая мои публикации, - за помощью найти сюжет, который можно было бы поставить на советской сцене.

 

Вот на какую мысль натолкнуло меня одно из самых причудливых последствий новой свободы частного предпринимательства. Советский Союз уже почти располагает первыми частными детективами. Идея в том, что они могут выслеживать пропавших людей, или мужей, задолжавших алименты, или сбежавших детей, которые совсем не в том возрасте, чтобы ими интересовалась милиция.

 

Не секрет, что некоторые милиционеры берутся за работу на стороне, подрабатывая в свободное время частными детективами. Однако узаконивание профессии предполагает выдачу специальной лицензии и работу по установленным правилам (кодекс поведения).

 

Большинство следователей в советской милиции поступают на работу, уже имея юридическое образование, и некоторые знакомые юристы Василия смотрят в будущее не без оптимизма.

 

Думаю, что в пользу новой инициативы говорит огромная популярность повести «Печальный детектив» Виктора Астафьева, - повесть публиковалась в серии номеров журнала «Октябрь» за прошлый год.

 

Её сюжет, основанный не на реальном случае, закручивается вокруг жизни печального 42 летнего милиционера, вышедшего в отставку по инвалидности после тяжелого ранения. Он живет в мрачном провинциальном городке, и, пытаясь выстраивать свою новую жизнь уже как писатель, продолжает встречать на улицах грабителей, мелкое хулиганьё и опустившихся неудачников, которых традиционно не могло быть в советской литературе.

 

«Когда я работал в милиции, я предпочитал делить мир надвое: на преступников и законопослушных; и считал, что наша работа – отличать одних от других. Сейчас я понимаю, это невозможно. Этот мир разделить нельзя», - так герой выказывает свой взгляд на действительность.

 

Книга подверглась массированной критике как негативная и намеренно депрессивная, очерняющая советскую действительность, без положительного героя, в котором традиционно нуждается социалистический реализм. Пока есть Горбачев, и продолжается гласность, у книги есть, хоть и небольшой, шанс выйти из печати.

 

Однако главная причина популярности этой книги, не считая приклеившегося скандального душка, - в донкихотском портрете «печального детектива». Это напомнило мне определение, данное Раймондом Чандлером, частному детективу как странствующему рыцарю, не сдающемуся наперекор разочарованиям и предательствам, сохраняющему одинокую честность. «Спускаясь вниз, человек должен идти…», и ничего больше.

 

Успех Василия, возможно, заключается в том, что он играет Шерлока Холмса, в точности следуя его натуре. Упорство этого человеческого материала, взятое из викторианской Британии и, через Лос-Анджелес Чандлера, принесенное в Москву Горбачева, - даже после 50 лет социалистического реализма, - это необходимое человечеству утешение, в котором мы все так нуждаемся.

-------------------------------------------


Во-первых, хочу выразить ОГРОМНУЮ БЛАГОДАРНОСТЬ Джулии Хаггинс за найденный оригинальный текст.

И как всегда, жду ваших комментариев, соображений и пожеланий по переводу :)
 

Tags: livanov, review, russian holmes, russian sherlock holmes, sherlock holmes
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 10 comments