Alexander Sedov (alek_morse) wrote,
Alexander Sedov
alek_morse

Categories:

Интервью с украинским генералом-переговорщиком

Интервью, которое надо прочитать.

http://www.pravda.com.ua/articles/2014/08/20/7035274/

"Украинская правда" сегодня опубликовала материал, который начинается так:
.

Генерал-полковник Владимир Рубан уже больше трех месяцев занимается освобождением людей, попавших в плен на востоке Украины. Недавно он основал специальный центр, куда могут обращаться все, чьи близкие оказались в заложниках.

Рубан для многих уже стал легендой. Он единственный в Украине профессиональный переговорщик, которым, поговаривают, восхищается сам "Бес" – горловский командир боевиков ДНР Игорь Безлер.

...
Пару фрагментов оттуда:
.
– Что это за люди, с которыми вы ведет переговоры? Какой у них характер? Ради чего они это делают? Вы наверняка успели себе портрет сложить.
– А ради чего украинская армия захватывает пленных? Что это за люди в украинской армии и батальонах?
– То есть, для вас это одни и те же понятия?
– А для вас не одни и те же? Для вас шесть миллионов луганских и донецких жителей вдруг стали врагами?
– Нет, мирные жители не являются врагами.
– А те, кто ходит с оружием – их 15 тысяч – они враги?
– Ну, вообще-то да. Это люди, которые угрожают жизни и здоровью мирных людей.
– Армия угрожает жизни и здоровью мирных людей. Она для этого создана. Офицеры, закончившие военные училища, – это профессиональные убийцы, или вы не знали об этом? Не знали? Это не человек, который ходит с флагом на параде, это человек, который в окопе убивает другого человека.
Он на это учился, так же, как я – летчик-истребитель. Красивое слово, в быту привычное. Уберите слово летчик и поймите, что я – истребитель. Я должен что делать? – Истреблять.
Я не отношусь к тем людям так, как относитесь вы к врагам. Вам легко с этой позиции. А я этих людей давно знаю. Там офицеры, там афганцы, с которыми мы протестовали против Януковича. Там люди, с которыми мы стояли на Майдане. На Евромайдане. Но мы его так не называли.
– Там – это где?
– Там – на той стороне. За ленточкой. В Луганской и Донецкой республиках.
– То есть, эти люди стояли с вами на Майдане?
– Да, они теперь воюют с украинской армией. Они с двух сторон.
.
...


– Но выглядит это совершенно по-другому.
– За это надо журналистов поблагодарить и всех остальных, кто обозвал их террористами. И тех, кто придумал слово "АТО" вместо слова "война".
– Но Россия не признает это войной...
– Россия здесь при чем?
– По-вашему, Россия не участвует в этом конфликте?
– Вы там видели российские войска?
– Я видела военных из России.
– Вы видели участие российских войск?
– Официальных – нет.
– Вы и неофициально их не увидите, потому что их там нет. Если вы видели какого-то человека русского или военного, это не означает участие России.
– А как это назвать?
– Как угодно. Вы знаете, что наемники воюют с обеих сторон?
– Да.
– С обеих. И с украинской, и с луганской и донецкой. Ну, вот, как это назвать, что и Польша воюет вместе с нами, и Швеция?
Есть нехороший анекдот: "Россия воюет с Америкой до последнего украинца". Это больше похоже на правду. Но это геополитика, и разбор совершенно в другом месте. Специалисты по национальной безопасности могут об этом говорить.
Мы же работаем непосредственно в поле и, пользуясь этими знаниями и своим опытом, называем вещи своими именами. Если там есть поставка российского оружия, это одно дело. И какой человек его поставляет? Путин может запретить, это другой вопрос. Если там есть российские офицеры, это тоже другой вопрос. Это не участие России.
– А как это назвать?
– Вы были там?
– Я последние полгода только этим и занимаюсь.
– И что, все российские офицеры? Чечены все?
– Нет, не все, но костяк. Люди, которые руководят процессом.
– Да Господь с вами. С украинскими паспортами?"

Tags: interview, politics, интервью, опасно для жизни, политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 32 comments