Alexander Sedov (alek_morse) wrote,
Alexander Sedov
alek_morse

Category:

Зоя Киреева: «в России невозможно создать кинопроизводство»

режиссёр Зоя Киреева

Зоя Киреева: «в России невозможно создать кинопроизводство»

Творческая встреча с режиссёром мультфильма «Девочка-дура»

Александр СЕДОВ (с), репортаж – апрель 2013 г.

.

16 апреля в екатеринбургском Доме Актёра прошла творческая встреча с Зоей Киреевой, режиссёром-аниматором, одним из авторов мультфильма «Девочка-дура» (2006 г.) (Ведущей вечера выступила театральный критик Наталья Решетникова.)

Зоя поведала о том, как возникла идея «Девочки-дуры» и как создавался мультфильм. Но вначале она коротко пояснила, что мир кинематографа был знаком ей с детства. Её отец – Всеволод Киреев, оператор Свердловской киностудии, часто брал её на съёмки, в экспедиции. Поэтому мучительного выбора профессии у неё не было.

.

«Сначала на студии «А-фильм» я работала оператором, а потом потихоньку освоила все смежные профессии: мультипликатор, фазовщик, монтажёр… Мне хотелось больше самостоятельности, появлялись амбиции.


Прежде, в Советском Союзе традиция была такой: сначала надо было долго работать художником. Андрей Золотухин, например, десять лет работал художником-мультипликатором, прежде чем стать режиссёром. К тому моменту, когда я созрела, уже не требовалось таких сверхусилий. На студию поступило предложение от российского госкино снять альманах на четыре разных сюжета, но обязательно, чтобы для детей или про детей. Условия были довольно неприятные. На каждый сюжет давалось 4 месяца, хронометраж - 3 минуты. Валентина Ивановна Хижнякова обратилась ко мне с предложением поработать режиссёром.

Каждый хочет самовыразиться. Мне тогда хотелось чего-нибудь кроваво-анархического, странного. С детьми это никак не вязалось. Дали несколько дней подумать.

Мы с моим другом художником Михаилом Дворянкиным перебрали много всевозможных вариантов. Поняли, что всё уже снято, всё уже было – во всей мировой культуре. Экранизацию делать не хотелось. Ненавижу фальшь, вторичность. Хотелось прорыва.

Я тогда работала в рекламном агентстве. Много уставала. И как-то решили собраться после работы, посидеть за пивом. Сидим. И вдруг меня накрыла волна воспоминаний. Фильм должен быть про любовь – обязательно несчастную! – чтобы смертью кончалось. Начинаю проговаривать свою идею Михаилу: «Про любовь в детском саду, я любила, а он меня не замечал», - а в голове фильм уже целиком сложился. На тот момент в 2004 году такого сюжета не было. Сначала он должен был называться «Необычная любовь обычной девочки». Уже после появились многие детали…

Внутри альманаха должно было быть четыре сюжета. Но один из участников альманаха выбыл. И наша идея разрослась в больший метраж – на семь минут.

Пришли к тому, чтобы параллельной историей показать ту же героиню уже взрослой девушкой, этот второй сюжет должен был разворачиваться в клубе, чуть более схематично. Она как бы вспоминает себя маленькой девочкой, и уже во взрослой жизни у неё повторяется та же несчастная любовь. Но в семиминутный хронометраж влезть уже не получалось. Пришлось убрать взрослую линию.

Спасибо нашему продюсеру Валентина Ивановне Хижняковой за то, что прикрывала нас по срокам, в которые мы не укладывались.

Сейчас стало всё сложней. Слишком жёсткие условия – очень короткие сроки, хотя, может, это и хорошо, дисциплинирует».

.

На мой вопрос, насколько было важно, чтобы в «Девочке-дуре» ясно читались приметы советского времени, советского была 1980-х, ведь история в принципе универсальная, подходит к любому времени, Зоя ответила, что «это было очень важно. Хотелось рассказать эту историю на фоне поблекших красок воспоминаний – казёнщины советского детского садика с его кафельным полом, с кашей в огромных жбанах, с ясно ощущаемыми запахами из кухни (дети ближе к земле и яснее воспринимают запахи), с орущими толстозадыми воспитательницами, когда мир взрослых существует как бы отдельно от детского и диктует свои правила, поэтому все взрослые в фильме показаны без голов, анонимно».

.

- А сейчас в детских садах по-другому? – интересуюсь я.

- По-другому. Нет толстозадых воспитальниц – все стройные. Всё красиво, много игрушек. А когда мы специально приезжали записывать детские реплики, нам нужен был помимо прочего детский плач, то были удивлены, как легко дети переносят уколы – им как раз ставили прививки. Никто не заплакал. Хотя, возможно, это моё личное субъективное восприятие – некоторые говорят, что в их советском детстве всё было замечательно.

- То есть вы создавали своего рода документ эпохи, с субъективной точки зрения? – переспрашиваю.

- Да. Хотя, бывало, на зарубежных фестивалях после показа «Девочки-дуры» ко мне подходили молодые девушки – все в пирсинге и татуировках, и благодарили за то, что как я точно показала их личный опыт. А я им: ну как же вы можете знать советскую жизнь?

.

Другой мой вопрос касался проблем всей анимационной индустрии и уральской школы, в частности.

- Все мы видим, каких художественных высот достигли за эти годы аниматоры Екатеринбурга, но это авторская анимация. Не возникает ли у наших екатеринбургских аниматоров амбиций попробовать свои силы в коммерческой анимации?

- Конечно, очень хотелось бы попробовать, тем более, что у многих аниматоров часто возникают простои, мало перспектив для дальнейшей работы в своей профессии. Но у нас в России такая ситуация, причём не только в анимации, что почти невозможно создать производство чего-либо. Мультфильм легче делать на коленке, кустарно, а потом предложить его студии. Создать в России собственное кинопроизводство практически невозможно.

.

Зоя Киреева добавила, что после «Девочки-дуры» решила попробовать себя в новой роли, режиссера документального кино, чтобы время зря не терять без работы. Её фильм на тему женского счастья мы, возможно, увидим в следующем 2014 году.

На встрече в Доме Актёра нам были показаны ещё два произведения уральских аниматоров, сделанные первоклассно, очень эмоционально, но оба, как сказали бы в прежние советские времена, в «упадническом стиле» – оканчиваются трагически: «Со вечора дождик» режиссёра Валентина Ольшванга, по рассказу Алексея Толстого «Русалка», 2009 года, и совсем новый – «Обида» режиссёра Ани Будановой, аллегоричная история в духе Кафки про то, как снося от судьбы удар за ударом, героиня пестует свою обиду на весь остальной мир. Второй мультфильм был недавно отобран для знаменитого анимационного фестиваля в Анси (Франция).

.

Спору нет – замечательно, что уральцы на протяжении двух десятилетий демонстрируют высокий класс мультипликации, не снижая художественной планки. Обидно, что за эти годы небольшие екатеринбургские студии не выросли в крупные компании, которые могли бы использовать опыт авторской анимации для коммерческого кино – небанального, неожиданного, эмоционального... (И не обязательно депрессивного.) Вот и Министерство образования России готовит для альма-матер уральской анимации новый удар судьбы – сокращение бюджетных мест для студентов-аниматоров, обучающихся в Уральской архитектурной академии. Хотя, кажется, это очевидно, что в аниматоры идут не за тем, чтобы стать олигархами или банкирами, и что далеко не каждый талантливый студент может оплатить своё образование.

---------------------

.

Смотреть «Девочку-дуру»

http://www.youtube.com/watch?v=2OwCWSBl4jk

.

«Со вечора дождик»

http://www.youtube.com/watch?v=-z7FOWFlcdY

.

«Обиды» в интернете пока нет


Tags: animation, cartoon, ekaterinburg, interview, report, Уральская школа анимации, анимация, интервью
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 51 comments

Recent Posts from This Journal