Alexander Sedov (alek_morse) wrote,
Alexander Sedov
alek_morse

Category:

Мультфильмы в деталях / 5 / Animation in details

Вот и добрался я до "Доктора Айболита" режиссёра Давида Черкасского (Киевнаучфильм, 1984-1985). Тем более, что в этом году Черкасскому - 80!

PDVD_629_02 

Бармалей в кальсонах

Мультфильмы в деталях

Александр СЕДОВ (с) эссе, сентябрь 2012 г.

 

Вряд ли кто-то станет отрицать, что мультяшный Бармалей 1984 года срисован с киношного, блестяще сыгранного Роланом Быковым в 1966 году.

 

Разумеется, этот образ трудно назвать фотографически точным: голова – луковицей, нос перцем, талия напоминает спасательный круг, а когда Бармалей лохмат, не брит, кроток и печален, он даже похож на Альберта Эйнштейна. И всё же – по озорному глазу и хулиганским замашкам – он вылитый Ролан Быков-Бармалей, правда, с чуть большей потрепанностью и меланхолией, чем это было в 1966-м, - художники добавили ему темные очки-кругляшки от «слепого» кота Базилио.



PDVD_1176_02
 

Не с первого и не со второго просмотра я обнаружил, что Бармалей весь мульфильм проходил, пробегал и пропрыгал в коротких полосатых подштанниках, оставшихся у него после тюрьмы. Совсем как генерал Чарнота, дефилировавший в кальсонах по Парижу. Как заметил о Шерлоке Холмсе доктор Ватсон: «Он был человек привычек, привычек – странных и глубоко укоренившихся». Здесь тот самый случай. Тюремные кальсоны – такой же неотъемлемый атрибут Бармалея, как трубка и двухкозырка знаменитого сыщика. Трудно сказать, бравирует ли он своим исподнем или просто вжился в него, но, похоже, что это нисколько не смущает флибустьеров.

 

Должен заметить, что не каждый мультипликатор может позволить главному герою расхаживать в кальсонах, к тому же, предполагая детскую зрительскую аудиторию. Отчего же не возникает крамольных мыслей или стыдливого недоумения во время просмотра? (А ещё Бармалей всё время говорит, что ему бы маленьких детей. Ужас!) Не в параллельной же вселенной его создавали? – и уж точно смотрим мы «Доктора Айболита» в мире теперешнем, в эпоху господства «клубнички», скандалов и жёлтой прессы. «Голубой щенок», к примеру, испытанием временем не выдержал, точнее не выдержал проверкой нынешним подростково-взрослым сознанием.

sm_aib_kp-04 

 

...Так в чём секрет такого замечательного мультфильма, как «Доктор Айболит» студии Киевнаучфильм (1984-1985)? В моём крайне субъективном списке «идеальных мультфильмов» это произведение занимает первое место. Если говорить коротко: в этих семи коротких сериях намешано очень много всего.

 

Лет за двадцать до того вышел кинофильм «Айболит-66» (режиссёра Ролана Быкова), весьма задиристый и экспериментальный, с песней, ставшей хитом – своеобразным пиратским гимном «Нормальные герои всегда идут в обход». Правда, хит был положен на стихи Вадима Коростылёва, а совсем не Корнея Чуковского.

Айболит_66
 

По-своему революционный «Айболит-66» играл жанрами, перебрасывал зрителя с помощью формальных приёмов то из обычного фильма в широкий формат, то из условного театра масок и пантомимы в детское приключенческое кино. «Моралите» подавалось в нём с простодушной наивностью Ефремова-Айболита, а злые пираты ни капельки не были страшными, а только несчастными и забавными. Из-за смелости и новизны кинофильм попал под цензурно-редакторские ножницы, и, как говорят, именно поэтому утратил некоторое стилевое единство – было ли оно изначально в такой экспериментальной картине сказать трудно. Многие его компоненты были переосмыслены, переработаны и творчески перенесены в мультфильм «Доктор Айболит» киевской студии.

 

Итак, в мультфильме «Доктор Айболит» много всего – цитат, намёков, игры, хулиганства и озорства. Он сплошь состоит из каскада жанровых превращений, из игры с условностью – от чисто телевизионного приёма свёртывания картинки до смены декораций лужайки на кабинет, а кабинета на бурлящее море. Из оптических фокусов – внезапной смены масштабов и перспектив, из лихого скомкивания повествовательного времени (сейчас в кино, наоборот, модно растягивать время, чтобы показать, как долго летит пуля). А главный злодей говорит, поёт или декламирует, в зависимости от момента, попеременно тремя разными голосами – разными по тембру, по интонации,  – и озвучен тремя артистами! Из них троих Семён Фарада ближе всего к инкорнации Ролана Быкова. При этом всё это производит впечатление совершенного цельного произведения, может быть, самого цельного из всех серийно-полнометражных мульт-лент  Давида Черкасского – «Капитана Врунгеля» (1976-1979) и «Острова сокровищ» (1988). И всё потому, что музыка и слово сплелись в неразрывном единстве. Мультфильм вполне можно слушать, а не смотреть (хотя лучше и то и другое) как музыкальный радиоспектакль! Пожалуй, это одна из отличительных черт советской мультипликации – лучших её образцов. Думаю, что и создавался мультфильм сначала как спектакль: разыгрывался командой актёров Давида Черкасского как синтетическое действо: пели, плясали, балагурили, юморили. А уж потом, удачно найденные мизансцены, детали, актёрские «приспособления» уходили в рисованный мир.

 

Диалоги в нём перескакивают с прозы на стихи и обратно, словно актёры их озвучивающие – акробаты речитатива, эквилибристы декламации. Стихи Корнея Чуковского здесь местами переложены на песни – получились детские полушутливые шлягеры, иногда песни-страшилки. Главная пиратская песня «Не ходите, дети, в Африку гулять» исполняется хором пиратов на раздолбанном рояле. Есть в ней что-то от залихватски плясовой «Эх, яблочко, куда ты котися?»  Если в своё время возмутитель спокойствия – рок-н-рольный бунтовщик Джерри Ли Льюис в буквальном смысле слова сжигал рояль своим «зажигательным» хитом, то пираты с хрустом инструмент доламывают.

PDVD_760_02
 

Ниже я привожу фрагмент «гипотетического сценария», литературную запись, которую я сделал на основе просмотра одного из эпизодов – за неимением у меня настоящего сценария, каким руководствовались поставщики. Такой курьёз – сценарий наоборот, переход не из слова в экранное действие, а с экрана в текст, как мне кажется, помогает прочесть драматургию зацепок, гэгов, жестов, реприз как своего рода партитуру. Они-то и придают сюжету острую выразительность и психологическую убедительность.

 

И первое, что в этой «раскатанной в текст» сцене оказывается заметным – это актёрская игра на контрапунктах. Персонаж говорит одно, а демонстрирует другое, нередко прямо противоположное: «Одноглазый, это ты?» – спрашивает Бармалей коллегу-пирата, указывая на его единственную ногу. Такое или подобное ему неожиданное обыгрывание слова, реплики или формального действия создаёт целый шлейф возможных интерпретаций. Их не требуется разгадывать (если только вы не задались этой целью и сели у экрана с блокнотом) – почему один из пиратов носит майку с надписью «12 FINLAUTE» или почему все пираты одноноги на одну левую или правую – в зависимости от ситуации. Они просто подразумеваются, создают богатый для восприятия фон, чтобы пересматривать мультфильм «Доктор Айболит» бесконечно.

 

 

 

 

 

 

 

 

Доктор Айболит. Второй фильм (фрагмент)

 

…Одноногий пират причалил в шлюпке к острову-тюрьме. Церемонно поздоровался с бегемотом-охранником, тот впустил пирата в крепость и повёл пирата по тёмным коридорам на свидание с Бармалеем.

 

Дверь камеры внезапно со скрежетом отворилась: на пороге в лучах света стоял косматый-бородатый арестант в полосатой робе, в руке метёлка, а рядом ведёрко. Видно, была уборка. А в глазах Бармалея-аррестанта – и печаль, и надежда и хитрость, и решимость.

PDVD_1178_02

PDVD_1179_02
 

Одноногий так обрадовался Бармалею, что от души загоготал:

 

- Ха-ха-ха-ха-ха! А! Бармалейчик, родной! Здравствуй!

 

- Постой, постой, - неуверенно начал Бармалей, указывая на единственную ногу пирата, - одноглазый это ты? – И пристально посмотрел тому в глаза, снизу вверх. – Тебя не узнать, - с интонацией Эраста Гарина сказал Бармалей и всплеснул руками.

 

- Не узнать? – радостно замахал руками и костылём пират. – Да и ты, Бармалейчик, уже не тот! – Пират на радостях поднял Бармалея на руки и усадил его на каменный пол, как ребёнка.

 

- Видишь, сижу тут, - Бармалей смущенно отвернулся и начал ковырять пальчиком пол.

 

- Угу, - сказал пират в треуголке.

 

- А ведь совсем еще недавно, - Бармалей встал на ноги. – Мне не надо было…

 

- Угу, - снова поддакнул пират.

 

- …Ни шоколада.

 

- Угу.

 

- Ни мармелада.

 

- Угу.

 

- А только маленьких детей.

 

- …Детей, - повторил пират в треуголке, глядя на друга сверху вниз. – У нас сейчас всё по-другому.

 

- По-другому? – почти испуганно переспросил Бармалей, сложив ладошки.

 

- Угу. К пиратам и разбойникам никакого почтения, - начал объяснять одноногий и в три прыжка оказался у дверей в коридор, выглянул проверить – не подслушивает ли бегемот-охранник (тот на секунду оторвался от чтения газеты). - А твоим именем пугают детей.

 

- Пугают детей? – почти в блаженной радости всплеснул руками Бармалей.

 

- Все стали вежливыми и добрыми, - одноглазый продолжил вышагивать по залу, - и каждый день готовят уроки.

 

- …Готовят уроки? – опять переспросил Бармалей.

 

Бегемот отложил газету, достал из кармана часы:

 

- Свидание окончено, - вежливо произнес Бегемот.

 

Одноногий и Бармалей посмотрели на охранника.

 

- Кхе! – сказал одноногий. – Одну минуту! – пираты переглянулись. – Это тебе, - одноногий достал из внутреннего кармана батон и протянул Бармалею. – От друзей. – Особо подчеркнул одноглазый. Бармалей взял батон и оглянулся на бегемота. - Ешь на здоровье.

PDVD_135_02 


Бармалей вернулся в камеру. Он разломил хлеб, две половинки упали на пол, из одной торчала пила. Рядом упала записка.

 

- «Сегодня в полночь наш корабль, - дрожащим голосом прочел Бармалей, - будет ожидать в полумиле от берега… Друзья», - Бармалей по слогам прочел подпись и уже голосом тёплым от нахлынувшего чувства мечтательно повторил. – Друзья.

 

И грустно посмотрел нам в глаза. Как волчонок в мультфильме Норштейна «Сказка сказок».

PDVD_1184_02





PDVD_463_02

 

 

Tags: animation, animation in details, Мультфильмы в деталях, анимация, кино, эссе
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 37 comments