Alexander Sedov (alek_morse) wrote,
Alexander Sedov
alek_morse

Category:

Фильм "В субботу" / A subjective movie about Chernobyl accident

О фильме Александра Миндадзе "В субботу", и не только...

 

А вместо сердца – ядерный реактор

Субъективное кино и Чернобыль

Александр СЕДОВ (с) 2011-2012 гг.

 

Чернобыльская катастрофа мало осмыслена нашим игровым кинематографом. Одно из редких исключений – фильм «В субботу», телевизионная премьера которого состоялась год назад.

 

Главный герой всё время бежит – сначала к взорвавшемуся реактору, потом от него. Об этом фильм Александра Миндадзе.

 

Убегающий человек

 

В этом фильме важны не факты, а детали и символы, остальное даётся фоном.

 

Кафкианским замком возвышается над «заколдованным» городом атомная станция. Что за место действия перед нами – Чернобыль, Припять? Складывается ощущение, что в неназванном городе герой учился, вырос, живёт и работает, - но где его родители, родственники, почему он не спасает их, а только любимую девушку? Режиссёр закрасил бортовой номер грузовика, в котором герой хотел уехать из обречённого города: по буквенному индексу мы могли угадать о каком регионе речь. У притчи нет дома, но есть адрес – Советский Союз.

 

Наш кинематограф уже обращался к теме вышедшего из-под контроля мирного атома. Широкоэкранное полотно «Комиссия по расследованию» (режиссёра Владимира Бортко) было создано за восемь лет до чернобыльской аварии, и теперь смотрится полной противоположностью фильму Александра Миндадзе.







Название отражало суть производственной темы: никто никуда не бежал, зато блуждавшие по коридорам и заседавшие по кабинетам чиновники и инженеры вели нескончаемые разговоры. В фильме Миндадзе этому отведён эпизод, снятый по-воровски, как бы подглядывающим главным героем – он случайно оказался там, где быть не должен – во время ночного совещания на АЭС. Мордастый горкомовец распекает атомщиков за то, что они сеют панику. «Запомните, катастрофы у нас быть не может!» – внушает им высокопоставленный партиец, - через десять минут, добравшись до четвёртого блока, он погибнет от лучевого шока.


 

Если «Комиссия по расследованию» – это гимн союзу советских инженеров и бюрократии, совместно предотвращающих катастрофу, то фильм Миндадзе о спасении индивидуальном, показанном субъективно через узкий круг знакомых и случайных лиц уже после того, как катастрофа произошла. И по логике показанных в них событий и по времени создания оба фильма разделены Чернобылем, который как бы разрубил нашу историю на период, когда ещё были возможны фильмы-утопии о спасении через коллектив, и когда пришло время киногероев, рассчитывающих лишь на себя и ни в чём не доверяющих обществу. Подобный личный дневник «дезертира» (всё-таки главный герой – инструктор Горкома, «солдат идеологического фронта») был немыслим в советском кино. С другой стороны, кинополотно в жанре отчёта-расследования о неслучившейся на АЭС катастрофе (как вариант, на ГрЭС) вряд ли возможен в российском кинематографе сегодня, так как в дефиците вера в научно-технический прогресс и в то, что российское общество устроено рационально. Все мы теперь прожжённые циники и «знаем», что надежды на инженеров и технику мало, что все честные чиновники остались в советских фильмах, и единственный рациональный выход из надвигающейся катастрофы – бежать.

 

Один и за себя

 

Современное российское кино оставило частного человека один на один с катастрофой, будь то техногенная, как в фильме Миндадзе, или рукотворно-мистическая как, например, в «Дневном Дозоре»: спецслужба Добра готова подставить герою плечо, но нынешний мир так сложно устроен, что это больше напоминает подножку. Расхлёбывать кашу всё равно приходится одиночке, никакие оперативные бригады сил Света не совершат за человека Поступок.


В «Чёрной молнии» юнец, неожиданно для себя ставший супергероем, почти в одиночку спасает Москву от того, чтобы она не провалилась в тартарары из-за жадности алмазного олигарха (персонифицированного зла), попутно снижая общий уровень городской преступности. Сказка или быль, рассказанная на манер сказки, похоже, вытеснила в нынешнем кино «художественную правду», понимаемую, как «жизнь, показанную как можно объективнее». (Под «объективностью» в данном случае я понимаю представление о событии, показанное или рассказанное «всесторонне», т.е. с множества точек зрений и внутренне согласованное на основе истины, которая принята в обществе большинством.) Немногочисленные серьёзные режиссёры, которые ещё желают говорить со зрителем о проблемах общества, обычно сползают к ярко выраженному языку «субъективности» как единственно возможному (показательный пример – фильм «Кремень»).

 

Фильм «12» – чуть ли не единственный за последнее время, в котором была предпринята попытка сконструировать согласованное, а значит более-менее «объективное» суждение о реальности на основе множества субъективностей присяжных заседателей (представителей разных слоёв общества). Кинотворение Михалкова, однако, было дружно осуждено тем самым большинством за неправдоподобие. Вердикт неудивительный в первую очередь потому (оставим соображения, вытекающие из личной неприязни критиков к режиссёру), что основа истории взята с чужого американского плеча, и приладить её к нашей действительности очень непросто. Наши зрители легко узнают неправду, чувствуют, как быть не может или быть не должно – здесь у нас консенсус. Но «как должно быть» сказать никто не в состоянии. Хорошие режиссёры стараются не рисковать и снимают хорошие фильмы в «субъективной манере», а плохие режиссёры снимают плохое кино, не задаваясь подобными вопросами.

 

Субъективность

 

Чисто кинематографических открытий в фильме Миндадзе, пожалуй, нет. Основные ингредиенты этого фильма – жанровые, эстетические – где-то встречались, а некоторые когда-то были открыты в совместных творениях сценариста Миндадзе и режиссёра Абдрашитова. Если коротко обозначать формулу, по которой фильм, если не варился, то узнаётся, я бы сказал, что это:

 

«Город Зеро». Абсурдная ситуация города-ловушки, попытка бегства героя из города, от себя и от судьбы.


 

«Дневной дозор». Смесь подлинных, бытовых примет времени и кинематографического сна-кошмара. Надвигающаяся катастрофа – это конец света, который инсценирован в узнаваемых подлинных декорациях.


 

«Питер FM». Ритм фильма, субъективность – герой в постоянном движении и в постоянном общении.

 

Плывущий, скользящий ритм картины, субъективная камера и смазанные таким ритмом характеры героев, поданные без психологического углубления, как бы репортажно, - всё это можно отметить как достоинства фильма и одновременно как недостатки современного российского кинематографа. В этой импрессионисткой манере режиссёр Миндадзе изобразил фильм-концепцию, субъективный кинопоток, несущий главного героя и вместе с ним зрителей сквозь события одного дня, не искривляясь, не останавливаясь на судьбах конкретных людей. В таком кино невозможен хотя бы эпизод, где бы царствовал второстепенный персонаж, как это нередко случалось в советских картинах. Понятно, что фильм задуман таким изначально, что даже главному герою отказано в подробной психологической прорисовке – весь фильм актёр Антон Шагин существует в довольно узком актёрском диапазоне. За всем этими достоинствами фильма Миндадзе просвечивают недостатки нашего современного кинематографа в целом, который, увы, славится понижением общего уровня исполнительского искусства. Любимец творческого дуэта Абдрашитова и Миндадзе – актёр Олег Борисов в каждой роли сражался за увеличение её внутреннего объёма, выразительного, психологического, морального, смыслового… Актёры в фильме «В субботу» почти не сражаются за глубину образа. Из ролей второго плана можно вспомнить разве что двух партийных секретарей, которых режиссёр заставил заглянуть в «душу» реактора.

 

Не знаю, каким мог быть фильм «В субботу», если б свершилось кинематографическое чудо – и герои обрели бы более глубокое существование на экране. Но в рамках задуманного и исполненного мы увидели кино об убегающем человеке, а, как известно, во время бега многие чувства притупляются и сам бегун становится подобен машине.

 

 

 

 

 

--------------------------

Дополнительно:

 

Приметы времени в фильме «В субботу» переданы довольно точно. Модные туфли, которые в обувном магазине без конца меряет любимая девушка героя – вместо того, чтобы бежать от радиации, «притопали» в фильм из середины восьмидесятых: для съёмок киногруппа раздобыла с десяток пар разных фасонов и цветов – в кадре иногда заметно, что они ношенные.

 

В 1990 году на украинской киностудии им. Довженко режиссёр Михаил Беликов снял острую социально-психологическую драму «Распад», сюжет которой разворачивался вокруг аварии на Чернобыльской АЭС. В фильме не обошлось без элементов явного гротеска в духе позднего перестроечного кино…

 

О фильме на сайте КиноТеатр.Ру

 

http://www.kino-teatr.ru/kino/movie/sov/5953/titr/



 

Tags: essay, movie, review, the night/day watch, кино, фильм В субботу, эссе
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments