Alexander Sedov (alek_morse) wrote,
Alexander Sedov
alek_morse

Categories:

Закадровый бог иронии: от имени Флоризеля / Soviet radio adaptation "The Rajah's Diamond" (1969)

Два с половиной года назад (10 января 2009 г.) я начал публиковать в Живом Журнале эссе, посвящённое сравнению двух ленфильмовских экранизаций – о Шерлоке Холмсе (1979г.) и принце Флоризеле (1979г.).

 

часть 1

 

http://alek-morse.livejournal.com/19704.html

 

часть 2

 

http://alek-morse.livejournal.com/19767.html

 

часть 3

 

http://alek-morse.livejournal.com/19969.html

 

В январе этого года я присоединил к этой теме главу «Закадровый бог», в которой речь шла об участии Игоря Дмитриева в фильме «Приключения Флоризеля» ещё и в качестве рассказчика, комментатора из-за кадра.

 

http://alek-morse.livejournal.com/38123.html

 

Но жизнь вносит свои коррективы. Разработка темы «Выдуманная Англия» показала, что условно 4-ой частью должна быть та, которую я публикую сегодня. Итак, меняется очерёдность глав.

 

Напоминаю, что предыдущая глава заканчивалась таким пассажем:

 

«…Судьба «Флоризеля» не была безоблачной. Первоначальное название фильма «Клуб самоубийц, или Приключения титулованной особы» руководство посчитало неуместным. Название коробило слух: развитой социализм и клуб самоубийц были несовместимы. Но больше всего пугали не слова, а пронзительность, с какой Олег Даль играл королевского повесу. Во взгляде, в голосе, в манерах сказочного принца проскальзывало что-то слишком колкое, независимое и явно декадентское. В уже готовом фильме режиссеру было предложено «смягчить общую интонацию».

Поменять что-либо в главном герое режиссер не мог и не желал. Чтобы спасти фильм от забвения, - а фильм уже год как был отправлен «на полку», - необходимо было найти такое решение, которое не испортило бы картину и сняло бы упреки в «неблагонадежности» заморского принца. Так в фильме появился закадровый комментарий».

 

 

 

Закадровый бог иронии

И снова о похождениях Голоса в кино и на радио

Александр СЕДОВ (с), эссе / сентябрь 2011 г.

 

Зиновий Гердт: «Именем Флоризеля…»

 

Первой же мыслью ленфильмовского руководства было пригласить на роль «закадрового божества» Зиновия Гердта. Кандидат – более чем подходящий.

 

Во-первых, тремя годами ранее на Центральном телевидении с успехом прошла премьера четырёх серийного фильма «12 стульев» (режиссёр Марк Захаров) – экранизации плутовского романа, пожалуй, наиболее родственного среди всей русской литературы авантюрным новеллам Стивенсона. Достаточно напомнить, что в обоих произведениях действует преподобное лицо, бросающее своё святое служение ради несметных сокровищ. Гердту посчастливилось быть там одновременно Ильфом и Петровым, т.е. в самые нужные моменты, намеченные сценаристом и режиссёром, вставлять авторские замечания и пояснения как бы «из-за кулисы» действия, т.е. за кадром.

 

Во-вторых (хотя, может, это и есть «во-первых»), актёрская природа Гердта изначально носила «божественно-демиургический» отпечаток – в том смысле, что карьера артиста начиналась за самой настоящей ширмой – в спектаклях кукольного театра, где он в буквальном смысле руководил куклами-марионетками и их же озвучивал. Из театра Образцова он ушёл только в 1982 году, хотя к тому времени уже давно и успешно снимался в кино. Его умение придать зачитываемому литературному тексту неподражаемую авторскую интонацию, без лишней экспрессии выразить нюансы, многозначительно намекнуть на иронический подтекст – было активно востребовано и в радиотеатре.

И, в-третьих, начальство могло неожиданно вспомнить радиоинсценировку «Алмаз раджи» (постановка Василия Сечина, 1969 г.) или, что вполне вероятно, услышать её очередной повтор по Всесоюзному радио. В ней Зиновий Гердт, ни много ни мало, играл самого принца Флоризеля и, что примечательно, выступал в качестве «закадрового»  рассказчика – насколько слово «закадровый» вообще применимо к радио.

 

 

Как очень многие радиоспектакли советского времени, эта инсценировка сделана добротно, мастеровито, остроумно и с привлечением как уже состоявшихся театральных звёзд – Ростислава Плятта, Евгения Весника, Веры Васильевой, так и восходящих – Андрея Миронова, Олега Табакова, Вячеслава Невинного. Канва спектакля почти дословно следует рассказу (в отличие от весьма вольной экранизации 1979 года с Олегом Далем). Убрано немного: нет уличного воришки, грабящего юного мистера Хартли, нет погони экс-диктатора Джона Венделера за Скримджером по Парижу, нет эпизода объяснения принца с сыщиком… и ещё отсутствует полковник Джеральдин. Добавлены тоже «сущие пустяки». Спектакль начинается с того, что писатель Роберт Луи Стивенсон (актёр Рогволд Суховерко) заходит в гости к Флоризелю – в табачную лавку, владельцем которой Его Высочество стал после своего изгнания из родного королевства. И вместе они придаются увлекательным воспоминаниям.

 

- Как я соскучился по вашим великолепным табакам, а ещё больше по вашим увлекательным рассказам. Какую же историю вы поведаете мне сегодня? – спрашивает Стивенсон.

- В дни моей молодости, много лет назад весь мир был взволнован историей об алмазе Раджи, - отвечает Флоризель.

 

Мягкий бархатный тенор Зиновия Гердта звучит в каждой сцене, как бы нанизывая нестройные реплики героев на одну ноту. Внутри этого диапазона голос переливается всевозможными полутонами, особенно, когда Флоризель комментирует нелепость поступков большинства героев. В новеллах то были слова «от автора», в спектакле авторская ирония перекочевала к Флоризелю. Слышим мы Гердта, а представляем принца, витающего в облаках табачного дыма.

 

 

Бриллиантовый дым

 

Если закрыть глаза на несущественные изменения, можно признать, что смысл истории и характеры переданы верно, а реплики почти не искажены. Стивенсон остался бы доволен, ревнители классических инсценировок тоже. Тем не менее, современного слушателя в спектакле поджидают сюрпризы, о которых викторианский автор и помышлять не мог, и начинаются они где-то на десятой минуте (всего спектакль длится больше полутора часов), когда преподобный мистер Саймон Роллз находит в цветнике алмаз «Око Света», и лицо его озаряется бриллиантовым сиянием.

 

«РАССКАЗЧИК (он же принц Флоризель, он же Зиновий Гердт):  Мистер Роллз открыл футляр…

РОЛЛЗ (Андрей Миронов): Ах!

РАССКАЗЧИК: …И чуть не задохнулся от изумления, близкого к ужасу.

РОЛЛЗ: Боже!

РАССКАЗЧИК: Перед ним лежал алмаз невероятный величины и наичистейшей воды. Под лучами солнца он испускал свет, подобный электрическому и, казалось, он горел на ладони тысячами притаившихся в нём огней. Он повернул камень – опять брызнули ослепительные лучи и словно пронзили его сердце.

РОЛЛЗ: Ах! Иезус Мария!

РАССКАЗЧИК: Преподобный Саймон Роллз сразу забыл всех святых отцов церкви, в мгновение ока он захлопнул футляр, сунул его в карман и с поспешностью преступника бросился к себе».


 

В главе «Бриллиантовый дым» романа «12 стульев» есть абзац с авторским текстом, который целиком вошёл в упоминавшуюся ранее экранизацию Марка Захарова, точнее, был озвучен Зиновием Гердтом с точно такой же гипнотической интонацией и с точно такими же лукавыми паузами:

 

«Ипполит Матвеевич оглянулся. По тёмным углам зачумлённой дворницкой вспыхивал и дрожал изумрудный весенний свет. Бриллиантовый дым держался под потолком. Жемчужные бусы катились по столу и прыгали по полу. Драгоценный мираж потрясал комнату

(Как дальше пишут Ильф и Петров: Взволнованный Ипполит Матвеевич очнулся только от звуков голоса Остапа)».

 

Надо полагать, описание аффекта, в которое впадает реципиент при виде внезапно увиденных сокровищ (в мечте иль наяву), сходно у всех народов и во все времена. Но когда эти близкие по смыслу и мало отличимые по стилю строки читает один и тот же голос, да ещё с одинаковыми обертонами и паузами, невольно приходишь к мысли, что здесь больше, чем совпадение.

 

 

Продолжение следует…

 

 

 

--------------------------------------------------

Для наглядности я решил подобрать кадры из фильмов, в которых указанные актёры ближе всего к своим героям из радиоинсценировки «Алмаза Раджи», - как по историческим костюмам, так и по возрасту. Угадайте, из каких фильмов я подобрал кадры ;)

 

Роберт Луи Стивенсон – Рогволд Суховерко


 

Братья Венделер – Евгений Весник

Генерал

 

Экс-диктатор


 

Леди Венделер – Вера Васильева

 

Гарри Хартли – Олег Табаков

 

Пендрегон – Борис Иванов

 

Садовник Рэберн – Ростислав Плятт

 

Френсис Скримджер – Вячеслав Невинный

 

 

Радиоспектакль «Алмаз Раджи» (1969 г., постановка Василия Сечина) можно послушать на сайте СТАРОГО РАДИО

http://www.staroeradio.ru/audio/8942

 

 



Tags: adaptation, essay, fictional england, prince florisel, radio, Выдуманная англия, выдуманная англия, эссе
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 22 comments