Alexander Sedov (alek_morse) wrote,
Alexander Sedov
alek_morse

Category:

A God Behind-the-scene / Закадровый бог

12 января 1981 года – почти ровно тридцать лет назад – произошло событие, которое ещё больше встревожило преступный мир Лондона: на советском экране возник принц Флоризель, чья рука, как известно, «способна дотянуться до самых отдалённых уголоков мира». Этой телевизионной премьере я и посвящаю данную публикацию.

 

Есть и другой повод. Два года назад (10 января 2009 г.) я начал публиковать в Живом Журнале эссе, посвящённое сравнению двух ленфильмовских экранизаций – о Шерлоке Холмсе (1979г.) и принце Флоризеле (1979г.). Предыдущая серия заканчивалась таким пассажем:

 

«…Судьба «Флоризеля» не была безоблачной. Первоначальное название фильма «Клуб самоубийц, или Приключения титулованной особы» руководство посчитало неуместным. Название коробило слух: развитой социализм и клуб самоубийц были несовместимы. Но больше всего пугали не слова, а пронзительность, с какой Олег Даль играл королевского повесу. Во взгляде, в голосе, в манерах сказочного принца проскальзывало что-то слишком колкое, независимое и явно декадентское. В уже готовом фильме режиссеру было предложено «смягчить общую интонацию».

Поменять что-либо в главном герое режиссер не мог и не желал. Чтобы спасти фильм от забвения, - а фильм уже год как был отправлен «на полку», - необходимо было найти такое решение, которое не испортило бы картину и сняло бы упреки в «неблагонадежности» заморского принца. Так в фильме появился закадровый комментарий».

 

Предыдущие части можно прочесть здесь:

 

Part 1 / часть 1

 

http://alek-morse.livejournal.com/19704.html

 

Part 2 / часть 2

 

http://alek-morse.livejournal.com/19767.html

 

Part 3 / часть 3

 

http://alek-morse.livejournal.com/19969.html

 

Сегодня публикую продолжение.

The Adventures of Prince Florizel, LenFilm studio, USSR, 1979 

Закадровый бог

Кинозаметки о похождениях Голоса

Автор: Александр СЕДОВ (с), эссе 2011 г.

 

Председатель начинает

 

Ночь. Полумрак. Номер в парижской гостинице. Звучит ироничная музыка.

 

Камера медленно обводит комнату: один охранник на диване спит в обнимку с револьвером, другой дежурит за столом, от скуки вырезая большими портняжными ножницами маску для карнавала.

 

Едва Председатель приоткрывает глаз, как охранник хватается за пистолет. Хорошая реакция.

 

- Не спится, - произносит Председатель с улыбкой.

 

 





The Adventures of Prince Florizel, LenFilm studio, 1979





Охранник саркастически улыбается. Музыка продолжается.

 

Председатель садится на кровати. Вздыхает, берет лорнет с длинным шнурком, расправляет веревочку.

 

- Я хочу чётки сделать, - говорит он. Снимает ночной колпак. – Дай-ка мне ножницы.

 

Охранник прячет большие ножницы, взамен достает маникюрные, протягивает их Председателю. Тот, улыбаясь, обрезает шнурок у самого лорнета, вытягивает шнурок на руках. Музыка смолкает.







 

Председатель достает красный носовой платок в клеточку, вытирает вспотевшую шею.

 

- Где-то тут счёты были… С черепушками… А, вот они.

 

На секунду обманув охранника, Председатель накидывается на него. Душит шнурком. А вскоре и второго.





 

Закадровый ГОЛОС полковника Джеральдина комментирует происходящее:

 

«Узнав о событиях этой ночи, принц, не без основания, заметил, что джентльмены так не поступают. Дурные манеры Председателя так расстроили Его Высочество, что он приступил ко второму завтраку на пятнадцать минут позже обычного».

 

 

Всё свершилось на наших с вами глазах. Откровенная сцена без прикрас и с элементами черной иронии: Председатель губит охранников, будто кот играет с мышами. Узнаваемый еще по Клубу самоубийц стиль Председателя – игру и преступление не разделить, одно подразумевает другое.

 

Почему же зрелище нас пугает «не в полную силу», будто заботливая редакторская рука взяла маникюрные ножницы и вырезала самые страшные кадры (хотя это и не так)?

 

Может, благодаря тусклому газовому освещению, в котором разыгран ужасный спектакль? – Но разве так не страшнее?

 

Может, из-за бескровного способа убийства, который так обожает Председатель? – Но отравление ядом было бы «целомудреннее».

 

Эти детали, конечно, имеют значение, но более важную роль, по-моему, играет закадровый ГОЛОС полковника Джеральдина. Благодаря словам об «оскорбленном достоинстве принца» и об отложенном завтраке – трагизм момента сдулся. Подобные «приёмчики» можно было бы счесть неуместными, нетактичными, нечестными, фальшивыми и неубедительными, если бы не два «но»:

 

- актерское мастерство Игоря Дмитриева, его отточенного в нюансах голоса,

- и шекспировская истина, что хорошо всё то, что хорошо кончается. При всех ужасах и преступлениях в фильме о Флоризеле, - ни много, ни мало это шесть убийств, попытка суицида, кража века, лжесвидетельства, покушения и драки – перед нами киносказка со счастливым концом.

 

 

Между изображением и словом

 

Свои реплики из-за кулисы полковник подаёт остроумно и так метко, что у нас не возникает и тени сомнения: Джеральдин смотрит кинохронику приключений Флоризеля параллельно с нами. Видит он то же самое, но интерпретирует её по-своему. Бывает, что его комментарий оказывается в контрапункте к событиям на экране – между изображением и словами возникает странный зазор.

 

В Клубе самоубийц Его Высочество пытается завязать беседу с приличным на вид джентльменом. В ответ джентльмен посылает принца куда подальше. Флоризель в шоке. Зритель тоже: сию же секунду принц должен либо запустить в хама перчаткой и отвесить оплеуху, либо от стыда и позора скончаться на месте.


Благороднейшие принцы не должны прощать трамвайное хамство даже в лондонском клубе. Ситуацию спасает «закадровый» полковник. Пока ошеломлённый принц приходит в себя, ГОЛОС полковника Джеральдина на полном серьёзе поясняет: «Всегда приятно беседовать с людьми высокого интеллекта и благородных идеалов».

 

У зрителей нет причин не верить глазам своим, но и подозревать шталмейстера в заведомой лжи тоже – столько в его словах искренней наивности и внутренней убежденности. Приходится соглашаться с тем, что у Джеральдина «своя» правда.

 

Авторы фильма разбросали подобные «контрапунктные» комментарии по всему фильму. Иногда кажется, что реплики брошены без специального намёка, вскользь, – такое обескураживает не меньше. На экране: карета принца катится по почти безлюдной и обшарпанной улице. Голос полковника нам поясняет: «На многолюдной и шумной парижской улице острый взгляд Его Высочества мгновенно отметил знакомую фигуру».


Oleg Dal and Igor Dmitriev as Prince Florizel and Colonel Geraldine (The Adventures od Prince Florizel, LenFilm studio, USSR, 1979) 

 

В эти моменты словно отдёргивается кулиса и мы, выражаясь словами Флоризеля, видим, что всё это «фарс, розыгрыш, обман». Что Париж – не Париж, а Лондон – не Лондон (большей частью съёмки проходили в литовском Каунасе). Многолюдный лондонский Стрэнд, по которому Председатель Клуба Самоубийц велел принцу идти, это тихий проулок, где не разъехаться и двум кэбам. Или с фасада – это лондонский особняк генерала Ванделера, а заверни за угол – и уже редакция газеты в Париже, куда для подачи объявления заходил американский ковбой. А когда в финале принц Флоризель и полковник Джеральдин рука об руку идут якобы по Тауэрскому мосту, они проходят мимо припаркованного автобуса. –


 

Допустим, последний момент из категории «киноляпов», его и не всякий киноман заметит. В недавней ДВД-версии сей эпизод отредактирован и автобус «уехал». Всё же остальное зритель прекрасно видит, но это его мало смущает, так как весь фильм – игра, озорство и притворство.

 

…продолжение следует

 


Tags: essay, fictional england, igor dmitriev, literature, movie, prince florisel, выдуманная англия, эссе
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 42 comments