Alexander Sedov (alek_morse) wrote,
Alexander Sedov
alek_morse

Category:

The NY Times about Soviet cinema of 1982/ Газета "Нью-Йорк Таймс" о советском кинематографе -1982 г

Almost 30 years ago, The New York Times has published a very interesting and quite detailed review about Soviet cinema industry. Today this article seems some a "time machine" -- after that epoch many things are changed substantially: film budgets, actors salaries, ideology, distribution etc. I recommend to read it to who is interested in cinema and Soviet / Russian films in particularly. Here is link on the article in English .
Here, in my LJ-blog, is only beginning of the review:

 

Some Soviet films belie the old political stereotype

By SERGE SCHMEMANN

Published in The New York Times: October 24, 1982

 

 

MOSCOW Soviet films have a way of perennially surprising Western viewers. Ever since ''The Cranes Are Flying,'' ''Ballad of a Soldier'' and ''My Name Is Ivan'' first challenged the popular notion of Soviet movies as mass-produced propaganda some 20 years ago, the Soviet Union has generated a steady trickle of films that do not seem to be what Leonid I. Brezhnev had in mind when he demanded that the cinema be a ''militant helper of the party, an important factor in the formation of the world view of the Soviet man...''

 

It would be difficult to claim that Andrei Tarkovsky's surrealistic ''Stalker,'' Nikita Mikhalkov's gentle ''Oblomov,'' or Georgy Danelia's ''Autumn Marathon,'' a thoroughly apolitical story of a middle-aged man jogging between mistress and wife, advance the Marxist cause.

In fact, it can be argued that the Soviet state's efforts to contain cinema within the banal patterns of socialist realism and propaganda have been something of an unsuspecting ''militant help'' to bold young directors, if only by supplying a dreary background against which their movies can shine more brightly.

 

The contrast alone can greatly enhance a movie's attraction in the West, as the unexpected Oscar awarded last year to ''Moscow Doesn't Believe in Tears'' demonstrated. Although the witty and satisfyingly uncomplicated slice of Soviet life packed moviehouses across Russia, some Western critics and Soviet cognoscenti grumbled that the movie might not have been so honored had it been made, say, in Italy. (...)


Сначала я думал запостить перевод статьи в день рождения Никиты Михалкова: всё-таки несколько абзацев статьи посвящена его фильмам, к тому же публикация состоялась 24 октября (в 1982 г.- !!! ). Но устранение шероховатостей перевода несколько затянулось - и мой перевод выходит в аккурат перед датой, когда закончилось правление Леонида Ильича Брежнева ("Нью-Йорк Таймс" цитирует слова генсека о роли кино в советском обществе).

Статья довольно большая и с любопытными подробностями - практически это срез советского кинематографа, каким он существовал в начале 1980-х гг. Рассказывается и о фильмах-лидерах того времени и об особенностях киноиндустрии в СССР (от актёрских зарплат до кинопроката). Спустя почти тридцать этот обзор читается на едином дыхании.

(Внимание !!! Продолжаю субъективный опрос на тему куда плыть и что делать с российской мультипликацией -- всем, кому не безразлична тема, и тех, кто ещё не ответил на анкету, я приглашаю сюда: http://alek-morse.livejournal.com/36510.html )

 

Некоторые советские фильмы опровергают политические стереотипы

Автор: Серж Шмеманн (SERGE SCHMEMANN)

Опубликовано в газете «Нью-Йорк Таймс» 24 октября 1982 г.
Оригинальный английский текст --
ссылка на газету

Перевод: АС, ноябрь 2010

 

МОСКВА. Советские фильмы постоянно удивляют западных зрителей. Двадцать лет назад «Летят журавли», «Баллада о солдате» и «Иваново детство» впервые пошатнули устойчивое мнение о советском кино как о массовой пропаганде. С тех пор Советский Союз поставил на поток создание фильмов, которые кажутся совсем не тем, что имел в виду Леонид Ильич Брежнев, когда требовал от кинематографа быть «верным помощником партии, важным фактором в формировании мировоззрения советского человека…»

 

Трудно поверить, будто полный сюрреализма «Сталкер» Андрея Тарковского, нежный «Обломов» Никиты Михалкова или «Осенний марафон» Георгия Данелии, - совершенно аполитичная история о человеке средних лет, мечущимся между любовницей и женой, - укрепляют дело марксизма. На самом деле попытка советского государства удержать кино в банальных рамках соцреализма и пропаганды оборачивается для молодых и серьёзных режиссёров неожиданной помощью сверху, при условии, если тоскливая атмосфера делает эти фильмы ярче.

 

 


И единственный в этом ряду контраст не может не приковать к себе внимание на Западе, так, например, случилось в прошлом году, когда премия «Оскар» совершенно неожиданно была присуждена фильму «Москва слезам не верит». Хотя эта остроумная и на удивление простая история из советской жизни собрала по всей России полные залы кинотеатров, кое-кто из западных критиков и советских киноведов ворчал по поводу того, что фильм не имел такого же приёма, как, скажем, в Италии.

 

Из этого, конечно, не следует, будто внимание, уделяемое советским фильмам, о котором сказано в пространном напутствии господина Брежнева, незаслуженно или слишком преувеличено. К примеру, Никита Михалков снимает фильмы один прекраснее другого: «Раба любви», «Неоконченная пьеса для механического пианино», «Пять вечеров», «Обломов» и, наконец, «Родня».










То же самое можно сказать в отношении Тарковского («Андрей Рублёв», «Солярис», Зеркало»), Андрея Михалкова-Кончаловского («Сибириада»), Глеба Панфилова («Валентина»), Сергея Бондарчука («Война и мир», «Степь»), а так же в отношении грузинских режиссеров, таких, как Отар Иоселиани и Лана Гогоберидзе («Несколько интервью по личным вопросам»), и других замечательных режиссёров, которых можно было бы смело включить в эту компанию.

 

«Валентина», «Степь» и «Несколько вопросов» представлены среди шестнадцати кинолент на фестивале современного советского кино, открывающегося в эту пятницу в Нью-Йорке в кинозале Карнеги-холл. Вместе с ними будут показаны такие достойные внимания фильмы как мюзикл «Карнавал» Татьяны Лиозновой, «Портрет жены художника» Александра Панкратова (в котором блистает многогранный Никита Михалков) и комедийная мелодрама (madcap) «Любимая женщина механика Гаврилова» Петра Тодоровского.

 

Помимо прочего фильм Андрея Михалкова-Кончаловского «Дворянское гнездо» откроет в эту среду Кинофорум-2, в течение восьми недель которого зрителей ждёт ретроспектива русского кино, включая «Летят журавли», «Баллада о солдате», «Иваново детство», «Неоконченная пьеса для механического пианино» и «Андрей Рублёв» - открытие намечено на 18 ноября.

 

На подобных фестивалях легко убедиться: Госкино ещё в силах очаровать своими фильмами, если перестаёт делать кино про влюблённых в трактор молодцов. Это могущественное государственное агентство следит за всей советской киноиндустрией, то же можно сказать и об Совэкспортфильме, который без устали торгует фильмами за границей. И иногда, картины, натыкающиеся внутри России на проблемы с кинопрокатом, неожиданно возникают на международных фестивалях и в зарубежных кинотеатрах.

 

Один из них фильм Глеба Панфилова «Тема»: среди героев картины – еврей, который отказывается от эмиграции. В прошлом году лента была показана на Московском кинофестивале, но по-прежнему ждет своего выхода на экраны советских кинотеатров. Другой фильм, который до сих пор пылится на полке, хотя время от времени его показывают иностранцам, «Агония» Элема Климова – о самой тёмной фигуре русской революции, монахе Распутине.

 

Некоторые режиссёры терпят более жестокие лишения. Армянский режиссёр Сергей Параджанов, отметившийся в 1960-е годы такими работами, как «Тени забытых предков» и «Цвет граната», был осуждён властями за сочувствие к диссидентам и в 1974 году отправлен в трудовой лагерь. Спустя два года его выпустили и сейчас, согласно некоторым данным, он живёт в Тбилиси, однако от съёмок фильмов он отстранён.

 

Из Советского Союза регулярно приходят замечательные фильмы, в частности это можно объяснить разветвлённой системой советского кинопроизводства. Девять студий, разбросанных по всему Советскому Союзу, производят до 160 фильмов ежегодно – и это не считая документальные, мультфильмы или произведённые по заказу телевидения. Один только Мосфильм, гигантская студия в Москве на Ленинских горах, выпускает до 40 фильмов каждый год и участвует ещё примерно в 80 на различных стадиях производства ежедневно.

 

Для советской аудитории кино – одно из самых доступных искусств: только в Москве 140 кинотеатров, билеты в них продаются по цене ниже доллара. По официальным данным каждый год продаётся 4, 2 миллиарда билетов – или около 15 в пересчёте на каждого советского мужчину, женщину и ребёнка. Как утверждает руководство Мосфильма, в среднем один фильм смотрят 17 миллионов человек, при этом такой блокбастер как «Москва слезам не верит», шпионский триллер «Тегеран-43» или отечественный фильм-катастрофа «Экипаж» за год легко может собрать аудиторию, превышающую эту цифру в четыре раза.
 

 

Бюджет советских фильмов в среднем меньше 600 тысяч долларов (каждый) – голубая мечта американских продюсеров. Даже престижный и расточительный четырёх серийный проект Бондарчука об американском хроникёре русской революции Джоне Риде (сейчас фильм в производстве), с масштабной сценой штурма настоящего Зимнего Дворца и с миллионом других «излишеств», возможно, будет стоить меньше миллиона долларов.

 

За деньги, выплачиваемые советскому актёру за съёмки в большом кино, Голливуд, вероятно, не смог бы нанять звезду даже на день. Каждому советскому актёру оплата труда за день насчитывается в зависимости от опыта – молодому выпускнику театрального училища (a young graduate from acting school) может быть заплачено 10 рублей ($14) за день работы, ну а самой популярной кинозвезде не более 56 рублей ($80) в день.

 

Режиссёрам в этом плане значительно лучше – в дополнение к месячной заработной плате (monthly salary) им могут быть выплачены ещё от 180 до 300 рублей (от $250 до $420). Вдобавок им могут назначить премию (bonuses), в зависимости от художественных достоинств кинофильма. Если по официальным параметрам какой-либо фильм оценивается как «исключительный», то режиссёру выплачивается 10 тысяч рублей ($14,000). Есть еще четыре шкалы с постепенно снижающейся оплатой, в самом последнем случае режиссёр ничего не получает и фильм кладётся на полку.

 

Одна из причин, почему молодым кинематографистам удаётся добиваться успеха, снимая фильмы на свой вкус и по своему выбору – в готовности работать в рамках бюджета, что признанные режиссёры могут счесть недостойным их Ленинский премий. К примеру, снимая такой прекрасный фильм, как «Пять вечеров», Никита Михалков располагал средствами только для двадцати пяти съемочных дней.

 

Пока лучшие фильмы советского кинематографа празднуют победу над широкомасштабной пропагандой сталинских времён – фильмы на тему «парней-механизаторов» ещё не ушли далеко в прошлое. Недавно текущий репертуар тридцати московских кинотеатров был прерван ради премьеры фильма «Надежда и опора (Hope and Foundation)», который был вдохновлён Продовольственной программой, старт которой дал в прошлом году Брежневым в надежде решить хронический дефицит. Фильм демонстрирует неоспоримые достижения своего жанра – история студента-выпускника, который оставляет многообещающую городскою карьеру, чтобы стать директором свиноводческой фермы, приправлена кое-какими сугубо современными вкраплениями и даже элементом модного насилия.
Всеволод Санаев и Юрий Демич в фильм "Надежда и опора" (1981)


 

Ирония, однако, в том, что самую большую зрительскую аудиторию в Москве в данный момент собирают два фильма, в которых больше говорится о хроническом продовольственном дефиците, чем в педантичной "Надежде и опоре".'

 

«Родня» - самый последний фильм Михалкова, на сегодня этот режиссёр, возможно, самая яркая звезда советского кинематографа, и хотя бы только поэтому ему гарантированы полные кинотеатры.

 

«Родня» - первая михалковская попытка взяться за современную тему, и критики и поклонники тут же увидели в этом нечто недостойное его ранних фильмов. Тем не менее, фильм более чем интересен своим обращением к теме, необычайно популярной, как среди кинематографистов, так и писателей – разрушение деревенских корней, системы ценностей в коммерцилизированном городском мире. Кино рассказывает о поездке бойкой деревенской матроны в большой город, чтобы разобраться в запутанных делах своей невротичной дочери, избалованной внучки и пьющего мужа.

 

Возможно, в обращении к разлагающему влиянию города для западного зрителя и нет чего-то особо оригинального, но в России такой фильм бросает вызов социалистическим богам индустриального прогресса. В 50-е и 60-е годы талантливые режиссёры были склоны обращаться к событиям Второй Мировой войны и к произведениям русских писателей 19 века, часто находя в них темы, сквозь которые они могли бы, не проговаривая вслух, нащупать какие-то важные вопросы – так же поступил и Тарковский в «Андрее Рублёве» и тот же Михалков в «Обломове».

 

Экранизация классики продолжает оставаться основным направлением советского кинематографа, но такие фильмы, как «Осенний марафон», популярный сатирический фильм «Гараж» Эльдара Рязанова, «Василий и Василиса» Ирины Поплавской и многие другие фильмы, которые планируется показать в Нью-Йорке, демонстрируют необычайно раскованный и острый фокус на действительность и лишения советской жизни.

 

Другой фильм, конкурирующий сегодня с «Роднёй» в Москве – довольно драматический показатель того, насколько изменились времена. «Остановился поезд», может, и не выиграл международных наград или признания критики, но это кино не оставит зарубежного зрителя равнодушным и выбьет из привычной колеи своей искренностью и провокативными вопросами к советской действительности.

 

Режиссёр Вадим Абдрашитов сумел рассказать историю о детективе, приезжающего в провинциальный город расследовать крушение поезда. Его расследование вскрывает царящее кругом пренебрежение, неэффективность и циничное исполнение обязанностей – машинист вёл поезд слишком быстро, спидометр был неисправен, колёса стоявших вагонов были фиксированы не по инструкции.


 

Без сомнения, фильм даёт немало пищи для размышлений. Но больше всего потрясает в фильме то, что весь город – газеты, коммунисты, генералы, народ – поворачивается против следователя, и требует, чтобы тот отказался от своего идеализма и оставил людей в покое со своими недостатками. В конечном счёте, горожане решают поступить очень просто, несмотря на случившееся, – сделать из машиниста героя. Кино заканчивается выступающими ветеранами, юными пионерами и коммунистическими функционерами, которые цинично устанавливают монумент новому «социалистическому герою».

 

Это самое явное предъявление обвинения советской системе, показанное на советском экране, и, несомненно, даёт шанс мистеру Брежневу достичь в кинематографе желанной цели – сделать кино важным фактором в формировании советского человека.



 

--------------------
Внимание !!! Продолжаю субъективный опрос на тему куда плыть и что делать с российской мультипликацией -- всем, кому не безразлична тема, и тех, кто ещё не ответил на анкету, я приглашаю сюда: http://alek-morse.livejournal.com/36510.html ("А был ли Союзмультфильм?")

Tags: movie, review, russian movie on western eye, кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 19 comments