Alexander Sedov (alek_morse) wrote,
Alexander Sedov
alek_morse

Categories:

The Washington Post about Soviet Television of 1984 / Газета "Вашингтон пост" о советском ТВ 1984 г.

Absolutely accidentally I have found a curious article from The Washington Post about Soviet Television of 1984. The interesting is this find is very appropriate to my LJ-essay series devoted to kid's sci-fi TV film "The Guest From the Future" that entried on Soviet Television in 1985.
На эту заметку из "Вашингтон пост" я наткнулся случайно, но очень кстати, учитывая, что в своём ЖЖ публикую серию эссе, посвященных контексту фильма "Гостья из будущего". В 1984 г., т.е. за год до премьеры "Гостьи" на советском телевидении (а, может, даже меньше, чем за год) американская газета "Вашингтон пост" опубликовала любопытную заметку "Прямое включение из Москвы"... Предлагаю этот материал в моём переводе :)

Прямое включение из Москвы

Колумбийский университет настраивается на советское телевидение

 

Автор: Доди Цинтарь

Специально для газеты «Вашингтон Пост», 22 ноября 1984
перевод
alek-morse

Ссылка на архивную публикацию: http://nutcom.com:80/washpost.html


 

НЬЮ-ЙОРК. Москва пришла на Гудзон.

Вскоре после полудня Марк Гринфилд, аспирант (a doctoral student) из Русского Института Колумбийского Университета, сел напротив клавиатуры и телевизионного монитора. Он нажал несколько кнопок, повернул кое-какие тумблеры – и приблизительно в пять часов пополудни на экране возникла одна из башен Кремля. Башня сменилась картинкой с тикающим циферблатом. «Время» - главное новостное шоу по первой программе, ключевом канале советского телевещания, - моментально охватило всю страну от края до края, передача началась. Человек, который чем-то похож на Дэна Райзера, на фоне картинки с панорамой Москвы читает дневные новости.


 

Для группы студентов и профессоров из Колумбийского Института Гарримана, изучающих советскую культуру, подобное уже стало привычным ритуалом – регулярно настраиваться на вещание из Советского Союза.

При помощи замысловатой электронной системы группа просматривает до 15 часов телепередач за день.

 

«Тут довольно разнообразный материал: от речи Черненко до кинопоказов фильмов с миллионными бюджетами, - говорит Джонатан Сандерс, заместитель руководителя Института Гарримана. - В советском телевидении, рассказывает он, явно просматривается контроль и оно более дидактичное, чем американское.

 

К примеру, недавно просматривая кулинарную программу, он узнал, как готовить «настоящий борщ». Это было похоже на шоу «Galloping Gourmet» (Как приготовить быстро и вкусно)?

Скорее, это было похоже на бабушкины разговорчики (Babbling Babushka)», - резюмирует он.

 

Как мы знаем, на советском телевидении рекламы нет. Однако Сандерс часто отмечает: «Советское телевещание – некоммерческое, но есть генеральный спонсор – фирма под названием СССР Инкорпорэйтед».
 

 

Сандерс подчеркивает, что, регулярно просматривая передачи, студенты углубляются в изучение русской культуры. «Это дает намного больше в понимании Советского Союза, чем гадание над тем, кто и в очереди за кем стоит на фоне Кремлевской Стены (видимо, имеется ввиду на Мавзолее, - прим. alek-morse)», - говорит он…

 

«Первая часть вечернего выпуска программы «Время» посвящена производственным новостям, например, показывают, как рабочие трудятся на нефтяных месторождениях. Эти репортажи даются в жизнерадостном и позитивном ключе, что-то вроде «парада промышленности» в формате новостей», - замечает Сандерс. В следующей части рассказывается, как пациентов учили расслабляться перед серьезной глазной операцией. Женщина, с повязкой на глазу, твердой походкой возвращается от операционного стола совершенно без посторонней помощи.

 



Сообщения из Соединенных Штатов – обязательная порция новостей. На фоне карты США женщина-диктор зачитывает сообщение о Денисе Банксе, индейском активисте из Северной Дакоты. «Он» - советский ответ Сахарову, - шутит Сандерс.

 

В программе «Время» меньше анимационных заставок, чем в американских новостных программах. Студийные съемки преобладают над прямыми включениями, а информационные сводки часто читаются с бумажки, а не с помощью телесуфлёра (TelePrompTer).

 

Далее следует спорт. Ключевой сюжет: мировой шахматный турнир – в турнирной сетке произошли изменения. Человек в сером костюме стоит рядом с увеличенной шахматной доской и тщательно поясняет ход матча – картинка на экране абсолютно статичная. Никакого использования мультимедийной графики.

 

Следующим сюжетом – погода. Женщина просто читает сводку температур – на переднем плане погода в разных городах.

 

После выпуска новостей – гимнастика. Никакого Ричарда Симмонса, просто двое серьезных советских граждан проводят для москвичей ежедневную разминку.

 

Потом нам рассказали программу передач: документальный фильм о животных и опера «Отелло».

 

Интересная комбинация.

 

Почти ежедневно выходят передачи для детей, в кадре – куклы и марионетки, и Сандерс с удовольствием их смотрит, становясь, по его словам, «наркоманом телеэфира». Другие преданные зрители Советского телеэкрана уже посмотрели «потрясающий» научно-фантастический фильм, матч с хоккеем на траве между Польшей и Кубой, элегантно скроенный сериал о Шерлоке Холмсе, экранизацию советского рассказа на современном материале, поэтические чтения и несколько фильмов про любовь ("boy meets girl").

 

Доставка советского телевидения на брега Гудзона подразумевает довольно запутанный процесс подключения и стоит около 35.000 долларов. Спутниковая антенная диаметром 11 футов, водруженная на пятнадцатиэтажное здание международного делового центра в Колумбии (федеральный округ США), ловит сигнал от четырех спутников «Молния». Американские спутники отличаются от них тем, что висят на геостационарной орбите над экватором.

 

Антенна всё время поворачивается вслед за траекторией «Молнии».

В тоже время сигнал «Молнии» принимается в Манхэттене от спутника, пролетающего на высоте в 25.000 футов

 

(Примечание. Артур Кларк так прокомментировал эту ошибку:

«Вот это да! Просто сенсация!»)

(пояснение от alek-morseэто примечание дано в архивном он-лайн тексте)

 

над Канадой. В этот момент в Москве полночь, но в Сибири, где принимают сигнал, восемь утра.

 

Передаваемое изображение советского телевидение яснее и чётче, а цвета ярче. Причина в том, что Советы используют модифицированную версию более прогрессивной французской системы видео сигнала. У системы СЕКАМ в изображении 625 строк, в отличие от 525 строк в нашей системе. Благодаря чему детали и цвет передаются лучше.

 

«Они бы просто убили Biloxi за картинку, которую те выдает в эфир», - говорит инженер Кен Шафер, сделавший возможным прием советского сигнала в Колумбии. Еще он известен как изобретатель беспроводной гитары.

 

Немало университетов отклонили идею этого проекта, пока за дело не взялся Колумбийский. «Они просто струсили», - добавляет Кен. Но недавно еще один университет попросил подключить ему подобную аппаратуру, чтобы принимать телевидение из Южного полушария. Пока Кен отказывается раскрывать название университета-смельчака.

 

Студенты, именующие себя поколением Вудстока, более чем заинтригованы техническими аспектами проекта.

«Когда вы погружаетесь в их «гештальт», - вы вдруг понимаете, что у них те же самые устремления, что и у вас. Происходит как бы разоблачение – преодолевается отчуждение, вот что удивительно! С вами происходит демистификация. Если бы мы смогли ответить на это взаимностью, мир стал бы намного лучше».

 

Вашингтон-пост

 -------------------    



т
 

Live, From Moscow ...
Columbia U. Tunes In to Soviet TV Broadcasts

 

By Dody Tsiantar
Special to The Washington Post, Nov 22
1984

http://nutcom.com:80/washpost.html

 

NEW YORK - Moscow has come to the Hudson.

On a recent afternoon, Mark Greenfield, a doctoral student at Columbia University's Russian institute, sat before a control panel and a television monitor. He pushed a few buttons, turned a few dials, and precisely at 5 o'clock, the Kremlin towers appeared on the screen.

Superimposed on one of the towers, a clock ticked. "Vremiya," the main news show on Programma One, the key Soviet network that reaches from one end of the country to the other, was about to begin. With a backdrop of Moscow behind him, a man who looked a bit like Dan Rather relayed the day's events.


 

Tuning in to direct television broadcasts from the Soviet Union has become a ritual for a group of students and professors at Columbia's Harriman Institute for Soviet Studies.

With the aid of an intricate electronic system, the group has begun tapping up to 15 hours of programming per day.
 


There is a diversity of material, from a speech by Chernenko to the million-ruble movie," said Jonathan Sanders, the assistant director of the Harriman Institute. Soviet television, he says, emphasizes control and is more didactic than American television.

For example, he says he learned recently to make a "great borscht" from watching a cooking program. Like the Galloping Gourmet?

it was more like the Babbling Babushka," he said.

 

Soviet programming does not carry advertisements, as we know them. But as Sanders frequently notes, "Soviet television is a noncommercial network with a big commercial for a firm called USSR Incorporated."

Sanders emphasized that students deepen their understanding of Russian culture by watching the broadcasts regularly. 'There is so much more to the Soviet Union than who is standing next to whom on the Kremlin Wall,"

he said. 'This is what speaks to the 'Archie Bunkers' of the Soviet Union."
 

 

The first segment on 'Vremiya" this particular evening showed workers on an oil field, a tribute to their productivity. it's all upbeat and pocitive, sort of an 'industry on parade' kind of news," said Sander's, who translated. Another segment explained how patients were taught to relax before major eye surgery. A woman, wearing an eye patch, steadily walked away from the operating table without assistance.

News from the United States was a prom inent portion of the program. A woman seated in front of a map of the U.S. delivered a report on Dennis Banks. the Indian activist in South Dakota. 'He's the Soviet answer to Sakharov," joked Sanders.

 

'Vremiya" contains less animation than American news programs. Set pieces are preferred to live settings, and newscasters often read from scripts instead of TelePrompTer.

Sports followed. The key feature: an update on the world championship chess match. A man in a gray suit stood next to an enlarged chess board and carefully described the progress of the match without actually moving any of the pieces No fancy graphics here.

Ditto fur the weather report. A woman simply read the temperatures and weather fore-casts in various cities.

After the news came an exercise program. Not Richard Simmons here, just a serious Soviet couple guiding fellow Muscovites in their daily workouts.

Ensuing programs were then announced: a documentary on animal feed and "Othello," the opera. Quite a combination.
 


On a more regular basis, one is apt to see "wonderkil" children's programs that use puppets and marionettes, says Sanders, who says he is becoming an addict of the broadcasts. Other faithful viewers of the Soviet tube have seen a "terrific" science fiction film, a field hockey match between Poland and Cuba, a smartly tailored series about Sherlock Holmes, a film based on a contemporary Soviet short story, poetry readings and a few "boy meets girl" romances.

Bringing Soviet television to the Banks of the Hudson involved a rather complicated process and cost about $35,000. An 11 foot custom made satellite antenna dish atop Columbia's 15-story International Affairs Building picks up signals from one of four 'Molniya" satellites. American satellites differ in that they remain stationary above the earth's equator.

Motorized controls drive the antenna so that it can track a Molniya.

At the time Molniya's signals are picked up in Manhattan, the satellite is actually 25,000 feet

{sic -- Arthur C. Clarke commented on this error:
"Wow! Some sonic boom!"
}

 

over Canada. It is midnight in Moscow, but eight in the morning in Siberia, where the signals are received.

The Soviet video picture is clearer and sharper than ours and the color is more brilliant. The reason is that the Soviets use a Modified version of the more advanced French video system. SECAM, which is made up of 625 horizontal lines as opposed to the 525 lines used on our system. This allows for better detail and improved color.

"They would kill for this picture in Biloxi," says Ken Schaffer, the engineer who made reception possible at Colurmbia. He is also known as the inventor of the cordless guitar and cordless microphone.

Before Columbia, many universities rejected his idea. "They were all chicken," he says. But another university recently asked han to let him set up a similar apparatus to monitor television in the southern hemisphere. He will not say which one, however.

This self-proclaimed member of the Woodstock generation is intrigued with more than the technical aspects of his project.

"When you start getting into their 'gestalt,' you realize they have the samee aspirations that you have. By exposure, you de-alienize what is strange, you demystify it. If you can reciprocate this around the world, it would be a much nicer place."

THE WASHINGTON POST

           

 

Tags: television
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 44 comments