Alexander Sedov (alek_morse) wrote,
Alexander Sedov
alek_morse

Category:

Intreview about Theory of Duponism / Мандала Менделеева, или снова о дюпонизмах

Доктор Ватсон справедливо критиковал своего друга Шерлока Холмса за маннеру рассказывать историю задом-наперёд. Рискуя быть обвиненным в том же грехе, я решил предложить вниманию читателей интервью/умную беседу (отчасти) посторонних мне людей по поводу моего романа до ознакомления с ним жж-истов. Впрочем, если поступят просьбы, я готов опубликовать хоть все 602 дюпонизма - и в том виде, как они уже были опубликованы в 1-ом томе "Мильёна названий" (изд-ва ИГНЫПС, Екатеринбург, 2006 г.).

О Франсуа Дюпоне я уже писал в ЖЖ - http://alek-morse.livejournal.com/6338.html#cutid2 но очень давно, два года назад. Поэтому особо пристрастных читателей приглашаю сперва прочесть тот текст ("Невыносимая лёгкость перла"), своего рода предисловие к одному из ранних изданий Дюпона на русском языке. Тем не менее, не лишнем будет напомнить, что с Франсуа Дюпоном и с его необычайно яркими вспышками творчества меня познакомил архитектор Павел Ложкин. И вскоре после этого движение дюпонистов стало шириться и крепиться. Вот ссылка на ЖЖ-сообщество: http://community.livejournal.com/duponism/ (и ссылка на ТЕЛЕрепортаж - http://www.obltv.ru/plugins/news/view/id/750 - на всякий случай). И более подробно о теории дюпонизма - http://duponizm.narod.ru/teoria.html

Должен немного повиниться перед читателями. В первом абзаце я сказал, что умную беседу о моём романе вели (отчасти) посторонние мне люди. Вынужден уточнить, чтобы меня правильно поняли. Философ Лахматма Данди и его интервьюер - были посторонними для меня только до финала интервью, так как на последнией фразе господина Данди: "Каждый дюпонизм расположен в некоей точке внутри этих трех координатных осей, точнее - “болтается” там, ибо многие параметры приходится определять на глазок и пробовать на язык", - я неожиданно вывалился из шкафа для одежды, так как среди плащей и пиджаков потерял точку опоры. Так я познакомился с великим философом современности Лахматмой Данди (а он со мной уже воочию).

 

Мандала Менделеева, или система координат для дюпонизмов

 

Интервью, взятое на бегу у философа ЛАХМАТМЫ ДАНДИ, побывавшего недавно пробегом в Екатеринбурге. Речь, конечно, зашла о феномене Франсуа Дюпоне и дюпонистическом движении. Вначале гость любезно поделился мыслями о первом в истории литературы дюпонистическом романе Александра Седова «Дюпонисийство» (опубликованном ранее), и эти мысли на бегу превратились в пять увлекательнейших лекций. Публикуем отрывки из цикла бесед, где Лахматма Данди уходит мыслями за горизонт:

 

1.

 

Интересующийся: Что вы можете сказать о “первом в истории литературы романе в дюпонизмах” Александра Седова?

 

ЛАХМАТМА ДАНДИ: Во-первых, “Дюпонисийство” состоит из 36 глав, это очевидно всякому...

 

- Очевидно всякому?

 

- Взгляните на эти шестьсот дюпоинзмов. Видите, как автор ведёт своего лирического героя по жизни сквозь разного рода испытания? Сначала перед читателем рождение всего сущего: Происхождение Вселенной из Большого Взрыва смеха – космогония  в духе Честертона. Что еще раз подтверждается в формуле: “Бренность - не порок”. В 2-ой главе мы вступаем уже на почву научного рационализма. Надеюсь, никто не станет возражать против “гравитанцев”? Все мы занимаемся этим от рождения. Следующий логичный шаг – философия. Однако в мире еще всё так шатко (да и наш герой еще не родился), так что “философ деконструсил”. И, наконец, после философского “Сам-из-Dead”, наступает “х.м.утро”...

 

- Да-да, это я представляю: хомо невыспиенс, и как будто от самого рождения. Но как только “Кофе вскипучино”, всё встает на свои места...

 

- Верно. А дальше довольно длинная глава про искусство, ведь человек от рождения творит. И иногда чёрче чё. Сальто аморале, саундтрёп, ну вы понимаете... Так и хочется порой  сказать автору: “Сквозняк метаться”, однако сдерживаешь себя, ведь впереди еще 30 глав, что ставит автора в один ряд с бессмертным романистом Диккенсом.


 

2.

 

Интересующийся: Сегодня я бы хотел поговорить о 21-ой и 28-ой главах “Дюпонисийства”. Они обе посвящены теме флирта и любви. Автор, по-видимому, не мог пройти мимо “женского романа”, причем дважды. И самое интересное то, что очень многие дюпонизмы как будто выстраданы психологией женщины: “Наиболее вероятный - противный”, “Шикарус моей мечты”, “Гитаро-сексуальный”, “...уронила в реку мачо”...

 

ЛАХМАТМА ДАНДИ: Да ведь мы знаем прецеденты в литературе, когда автор-мужчина буквально вживался в шкуру женщины…

 

- Лучше сказать, затягивался в корсет…

 

- Да, как в случае Льва Толстого и Анны Карениной...

 

- Вы правы. И эти главы вовсе не вставные номера. Главный “дюпонисический” герой проходит испытания любовью, видя, так сказать, обе стороны. Первый раз к флирту его подбрасывает “Угон урагана” – т.е. стихия поэзии (ну, так многие начинают), но невыносимая формула “Дина + Митя = Динамит + я” буквально разрывает его сердце, после чего у него случается “Гриппен хрюккер”.

 

- По-моему, это один из самых грустных моментов “Дюпонисийства”, хотя вскоре главный герой находит утешение в истине: “Поесть в России - больше, чем поесть”.

 

- Тем не менее, вторая любовная лихорадка героя вообще начинается с конца света: “Вечность, кончилось твое время...”...

 

- Этот момент мне всегда казался туманным. Однако всё происходящее потом по своей энергетике я бы сравнил со взорванной электростанцией: “Тьбю”, “Лифчик не работает!”, “Рог изобличения”.

 

- А, вот, заканчивается, напротив, умиротворяюще - “Шелковая терапия” и “Жили у бабуси две веселых грусти”. Видно, сказывается накопленная мудрость главного героя, и он берется за книжки: “Читай до дна”.

 

3.

 

Интересующийся: Какую тему вы хотели бы обсудить сегодня?

 

ЛАХМАТМА ДАНДИ: Денег. Для автора это очень актуальная тема.

 

- Я тоже заметил, что автора с самого начала романа не отпускают “Семь чудес сметы”. В своем творчестве он так щедр на всякие “Крадоценности”, что к финалу ему уже очевидна “Многозначность денег”...

 

- ...но я бы не советовал ему так разбрасываться. Понимаете, его “Гитлер хапуг” - вещь посильнее “Фауст-патрона”, однако автор быстро переходит к абстрактным матерям и, по существу, вынуждает героя романа долго слоняться без единой копейки. И только к 30-ой главе герой отворачивается от книг (“Быстро ликвидирую рифму”) и возвращается в реальность к работе и деньгам. Пускай вначале это “Буратинная работа” и по ночам к нему приходит Агата КРИЗИС...

 

- Но можно ли это считать успехом, ведь герой проходит через “Монте-кризис”, он познает аргументы и инфаркты?

 

- Не забывайте, что “все мы вышли из шинели голыми”. Рядом с этим фактом любой “ПереЮКОС экономики” меньше, чем “ниагарок водопада”.

 

- И всё же, герой почти принимает “Аспирин и обелиск”...

 

- И тут же решает “работать как милионегр”. Нет, он не сдается. Наш герой даже грозит миру - “На ЮКОСЕ - выкуси!” В конце концов, он переходит от “мечтания икры” к “Оргии изобилия”.

 

- Однако роман “Дюпонисийство” заканчивается не на этом, за три главы до финала герой готов к “Перезагрузии”, он даже приходит к идее “познать себяку”...

 

- Давайте обсудим это в следующий раз.

 

4.

 

Интересующийся: Как мы уже выяснили, весь “дюпонисический” роман - это скитания героя по закоулкам судьбы. И хотя Закон Всемирного тяготения к деньгам на него почти не действует, судьба неустанно подбрасывает ему “Ментальную лотерею”. Проще всего этот путь можно было бы описать двумя крайними высказываниями: “Дайте мне рычать, и я переверну мир” - и “Триумф вуаля!”. Однако давайте смотреть сложнее... К тому же последний дюпонизм совсем не последний, он, выражаясь лексикой автора, “предверхний”.

 

ЛАХМАТМА ДАНДИ: Да, я тоже обратил внимание на то, что в финале автор как бы приподнимает своего героя над мирским, и после так необходимого “запасного выдоха” предлагает ему прочесть Титры на небе. Что это означает? Полный улёт?

 

- Пожалуй, непростой вопрос. Заключительный аккорд звучит так: “Слова и вещи не оставляйте без присмотра”. Каждый читатель вправе знать: кто говорит? Бог, гардеробщик или Мишель Фуко? Перед нами всё еще бесхозные слова или их уже кто-то стащил? И это уже чья-то “крадоценность”?

 

- Страшно подумать, но может оказаться, что мы читали весь роман неправильно. Все слова приписывали главному герою, вместо того, чтобы увидеть за ними в лучшем случае карнавал посторонних, вроде “Восстания масок”, а в худшем - толпу, эту “форму бестолковых тел”. Тогда всё распадается, вся логика романа. Как будто “фразой об тэйбл”.

 

- Это похоже на древнегреческий парадокс. Ни один грек не вправе запатентовать буквы, так как они принадлежат всем (и никому), значит, ни один грек не может запатентовать слова, состоящие из букв, фразы, которые состоят из слов, и тексты, которые состоят из фраз.

 

- Теперь понятно, откуда у Гомера его гомерический хохот, ему не заплатили.

 

- Одним словом, “копиратство”.


 

5.

 

ЛАХМАТМА ДАНДИ: Первый в истории литературы роман в дюпонизмах заставляет нас разобраться в структуре дюпонистического словотворения, если эта структура вообще есть. Каждый дюпонизм - это отдельное микропроизведение, “Война и мир” утрамбованная до строки. Чтение их напоминает прогулку по африканской саванне. Из-за какой-нибудь песчинки вдруг выскакивает племя размалеванных великанов - смыслов, образов, ассоциаций, идей... В “Дюпонисийстве” эти микропроизведения расставлены как книги в библиотеке, мы видим только их корешки с названиями, однако их порядок расположения - прихоть автора.

 

Интересующийся: Замечательные сравнения! А подборка самого Франсуа Дюпона (давайте поговорим и о ней) это, конечно, буря в пустыне?

 

ЛАХМАТМА ДАНДИ: Я бы назвал эти две тысячи дюпонизмов кардиограммой мысли, которую натанцевало авторское бессознательное мсье Дюпона.

 

Интересующийся:  Совсем в духе Ницше и сюрреалистов. Особенно цитаты-перевёртыши и перефразированные выражения. В них мысль, вроде оленя из сказки, как будто вытанцовывает вокруг фраз, и, ударяя в конкретные буквы и слова, сменяет их на другие, делая их более богатыми по смыслу.

 

ЛАХМАТМА ДАНДИ:Рогат олень, да ловок” - Франсуа Дюпон.

 

Интересующийся: Выходит, Дюпон творит как озорной малолетка...

 

ЛАХМАТМА ДАНДИ: Его спонтанное выдумывание дюпонизмов похоже на то, как ребенок ставит в разлинованной тетрадке по математике или родному языку кляксу и начинает фантазировать - на что она похожа. То, что у Франсуа Дюпона объявляются всё новые “эпигончие” можно считать чудом из чудес, потому что повторить мысль Дюпона невозможно. Как невозможно писать его рукой. Можно только снять слепок с его литературной формы, как с ключей. Сделать фразу похожей на отпечаток его сознания. Поэтому все его последователи - абсолютно уникальные авторы.

 

Интересующийся: Но разве вы не замечали совпадений дюпонизмов у разных авторов? Даже на одну тему. Вот, например, такая цепочка: “Открой глаза ветра” (Сергей Ивкин) - “Ветви ветра” (Иван Чудиновских) - “Война ветров” (Александр Седов) - “Угон урагана” (Александр Седов).

 

ЛАХМАТМА ДАНДИ: Вот вам другая цепочка: “В небо можно смотреть без очков” (Александр Салангин) - “Семиотика облаков” (Андрей Коряковцев) - “Титры на небе” (Александр Седов”) - “Восьмой кадр неба” (Иван Чудиновский) - “Облакотворитель” (Александр Седов). Всех нас объединяет небо и ветер, если вы не комнатное растение. А дюпонисты всего-навсего передали это метафизическое ощущение.

 

Интересующийся: Если это так, можно дать шутливое определение дюпонизма - это сорванная ветром шляпа. Шляпа без головы, которая может прийтись по размеру любому читателю. Читатель, словно удивленный фокусник, вынимает из шляпы одну парадоксальную мысль за другой. Неизвестно сколько смыслов заложено туда, этой истины не знает и сам автор.

 

ЛАХМАТМА ДАНДИ: Тем не менее, известны попытки, как-то классифицировать ВСЁ дюпонистическое творчество. И в том числе по количеству смыслов.

 

Интересующийся: Its impossible! Но ведь это невозможно! Спонтанное творчество, втиснутое в Таблицу Менделеева?! Присниться же такое!

 

ЛАХМАТМА ДАНДИ: Обычная двухмерная таблица не подойдет, а трехмерная конструкция, по гипотезе Александра Седова, в самый раз. Представьте латинскую букву “Y” перевернутой. Каждый её усик - это одна из пространственных осей координат. Все они расходятся из нулевой точки простоты и очевидности. Здесь дюпонизмом могла бы быть только одна буква, если бы кем-то была выдумана буква-дюпонизм. Верхний усик - вектор “траснцедентности смысла”. Чем необъяснимее дюпонизм, тем он выше.



Далеко вверх, на мой взгляд, поднялись “крыллер” и “мечтаки” Франсуа Дюпона. У этого мсье очень много необъяснимых, но прекрасных творений. Правый усик - “уровень цитатности”. Одна из ярчайших тенденций дюпонизмов, образно говоря, посылать читателя к книжным полкам... Иногда дюпонизмы похожи на слоеные пирожки, откусишь, а там три в одном - “Гоголь. Гегель. Гугл”. Третий усик - “усложнение жанровой формы”: от простейших восклицаний, вроде “Тбью!” (Александр Седов) и “Эх, посвящу!” (Инна Домрачева) до многоэтажных неологизмов, а иногда и авангардных аббревиатур “ТХЕМИКЛ...

 

Интересующийся:...Твой Характер Еще Можно Исправить К Лучшему” (Иван Чудиновских).

 

ЛАХМАТМА ДАНДИ: Каждый дюпонизм расположен в некоей точке внутри этих трех координатных осей, точнее - “болтается” там, ибо многие параметры приходится определять на глазок и пробовать на язык.

 

Подслушал (в шкафу) и перевел на литературный язык Александр СЕДОВ (с)

                       

 


---------------
Ladies & Gentlemen!
I'm forced to apologize for you, because I can't translate this text in English. To do it is the same I'd ask you translate Lewis Carroll's neologisms into Russian language. The only I can to offer for you is my translation of my essay about Francois Dupont's book "The Million of Titles"...  http://alek-morse.livejournal.com/6338.html Perhaps, this text'll give common impression on literary phenomenon that I mean. Indeed, I would be glad if somebody turn up, who can translate these texts (including the duponisms themselves) into English adequately.

Tags: duponism, essay, interview, literature, philosophy, эссе
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 30 comments