Alexander Sedov (alek_morse) wrote,
Alexander Sedov
alek_morse

The Guest from the Future / 2 / Гостья из будущего

Продолжаем разговор о любимом фильме :) Вторая часть. Первую можно прочесть здесь - http://alek-morse.livejournal.com/20904.html

Гостья из будущего:

2. банальное --- фантастическое. Бытовой анекдот

 

- Ты уж мне поверь, они каждый шаг просчитали на компьютерах.

- А может, просто совпадение?

- Такого совпадения не может быть.

 

(с) Александр СЕДОВ, эссе / май, 2009

 

За спичками

 

Фантастическое путешествие Коли в Будущее случилось «внутри» похода в магазин за кефиром, и этим смахивает на бытовой анекдот. В киножурнале «Фитиль» этот анекдот выглядел бы так: сантехник дядя Ваня пошел в магазин за спичками, три дня он невесть где пропадал, а, когда снова возник, небритый и помятый, признался в месткоме, что на пороге универсама его похитили инопланетяне.


Вообразим финал сюжета: секретарь месткома Елизавета Петровна и начальник участка Сидр Иванович вдруг превращаются в марсиан Еу и Урр, и посредством трудовой книжки дяди Вани аннигилируют его за пьянство и прогулы.
 

(кадры из фильма "Эта веселая планета")

 

Такого выпуска «Фитиля», конечно, не было (хотя он вполне мог быть), зато в те же годы на экраны страны вышел фильм «Кин-Дза-Дза» (1986) с сюжетной завязкой, в чем-то пересекающейся с фильмом «Гостья из будущего».

 

Начинается с того, что прораб Владимир Николаевич, он же в народе – дядя Вова, вечером после работы приходит домой. Вечер как вечер, один из тысячи. Квартира в полутьме. В телевизоре – веселая барышня, пританцовывая и притоптывая, исполняет куплеты: «Мама-мама, что мы будем делать? У нас нет тёплого польта» (кстати, это фильм про Котовского). Жена на кухне готовит ужин:

 

- Вовка, это ты? – посреди шкварчения доносится её голос. – Слушай, сбегай в универсам – дома хлеба нет. И заодно за макаронами.

- Ладно, - отвечает Владимир Николаевич. Еще не остыв от трудового дня, и бросив перед уходом, что «у Манохина на участке опять трубы лопнули», наш герой идет в магазин.

 

А там, на пороге универсама, его поджидает «космическое приключение» в виде бомжеватого и босоногого (в мороз!) инопланетянина.

 

- Помогите, - говорит, - не могу разобраться какой у вашей планеты номер в тентуре. Не знаю, на какую кнопку жать, чтобы вернуться домой. – И на ладони у него машинка для перемещения.

 

- Слушай, друг, универсам скоро закроется, - отвечает дядя Вова. – Так что, давай, жми, вот, на эту… - Опля! И вместе со случайным землянином-студентом, но без босоногого инопланетянина, наш герой внезапно перемещается на пустынную как Каракумы планету Плюк в галактике Кин-Дза-Дза.




 

В русских народных сказках от героя для завязки сюжета требовалось «пойти туда – не зная куда, принести то – не зная что». Героя, обычно Иванушку-дурачка, посылал Царь, т.е. лицо государственное. Для царя, кстати, ничем хорошим такая история не заканчивалась. В «Гостье» и «Кин-Дза-Дзе» главного героя на путь приключений и подвигов толкает не царь, и не задание партии, а ближайший родственник, впрочем, ни о чем таком не подозревающий. Сказочный сюжет становится исключительно частным делом.

 

Пойди в магазин, - говорит кто-то из родных, - и купи а). кефир, б). батон. Герой делает шаг – и улетает в неизвестность, в «прекрасное далёко» или на планету Плюк. И самые банальные вещи, от которых, собственно говоря, ничего в привычной земной жизни не ждешь, начинают либо предательски позвякивать (как бутылки), привлекая внимание космических пиратов, либо за ними начинают охотиться (например, за спичками из универсама) сумасшедшие инопланетяне.

 

Ученик 6 «в» Коля Герасимов и дядя Вова впрыгнули/выпрыгнули в фантастическую реальность из общей для них повседневности середины 1980-х гг. Я бы даже сказал из «общей семьи», так как с учетом возраста их персонажей они идеально подходят на роли сына и папы. К тому же, они похожи. А если присмотреться к их реакциям и поступкам, в их характерах обнаружатся сходные пропорции любопытства, авантюризма, здравого смысла и юмора. Вспоминая реплики героев, можно даже подивиться, как легко реальность Коли Герасимова допускает реальность дяди Вовы (в качестве его папы), и наоборот.

 

Но что для двенадцатилетнего паренька – романтика и приключения (конечно, опасные, но прекрасные). Для его папы – это мытарства на грани гротеска и маразма (правда, смешного маразма). В общем, как в жизни – романтическое детство когда-нибудь заканчивается, и начинаются взрослые будни. Не кончаются только приключения.

 

Другими словами, их модели героического существования (во всех смыслах слова) в повседневности и в фантастической реальности не идентичные (подросток и зрелый муж), но родственные (сын и папа).

 


 

Когда дяде Вове подворачивается случай позвонить с планеты Плюк на планету Земля (возможен только один звонок!) он, конечно, звонит в Москву, домой, жене… Запутавшись в объяснениях (которые почти и не начинались), где он пропадает и когда будет, Владимир Николаевич, вдруг вспомнив что-то очень важное, почти кричит в телефонную трубку:

 

- Люсенька! Родная моя! Позвони Витьке Манохину, скажи, что ключи от сантехники у меня в вагончике, под шкафчиком на полу лежат.

 

Что же это такое и как эту особенность характера называть? Почему заброшенный в тридевять земель русский (советский) человек, который не знает, выберется ли он когда-нибудь с чужой планеты, вдруг начинает говорить любимой своей жене о каких-то ключах от сантехники и о каком-то начальнике участка Манохине? Можно смеяться и издеваться над этим (что, вероятно, справедливо), можно недоумевать (что я сейчас и делаю), но, поразмыслив немного, я прихожу к выводу, что режиссер Георгий Данелия был прав. И, поразмыслив еще, могу добавить, что таскание пустых кефирных бутылок по будущему – поступок той же природы.

 

Быть может, это качество/особенность, лежащая до всяких слов. Наверное, это можно сформулировать так: Верность себе. Способность оставаться собой, даже если перст судьбы нажал на кнопку и забросил вас на планету, где высшим достижением считается наличие красных штанов и толпа приседающих перед вами. Дядя Вова не поддался соблазну, и, не смотря на наличие гравицапы и спичек, отказался от блестящей карьеры диктатора планеты… Он просто остался собой. Может, и не точно таким, каким был до похода в универсам за макаронами и батоном, но всё-таки Собой. Таким он и вернулся домой, на Землю, к ужину после работы.


-----------------------

           
This is Part 2 of the essay on TV-series The Guest From the Future. You may read Part 1 here  http://alek-morse.livejournal.com/20904.html

 

The Guest from the Future

2. banality --- fantastic. A Household Anecdote

 

“Believe, me, please, Kolya. They counted every move with supercomputers”.

“But, maybe, is it just coincidence?”

“Such coincidence cannot be”.

 

(c) Alexander SEDOV, essay / May, 2009

 

For the Matches

 

Kolya’s fantastic trip in the Future has happened “inside” Kolya’s walking to the shop for kefir, that’s why the story looks like a life joke/household anecdote. In Soviet satirical short film series “Фитиль” (The Fuse), this plot could look so a way: a plumber uncle Vanya goes in the store to buy the matches, three days goodness knows where he is lost, but when he arises, being an unshaved off and rumpled, he has confessed to the boss that he was kidnapped with the aliens at the supermarket’s threshold.


Let’s imagine the plot ending: Elizaveta Petrovna, the trade union’s local secretary, and Sidr Ivanovich, the floor manager, both have suddenly transformed into two Martians – Euu and Urr, and they annihilate uncle Vanya because his drinking and absences using the employment record card.

 

True, such episode was not shot (although it would fit in well in The Fuse series). However, in that time a sci-fi film ‘Kin-Dza-Dza’ (1986 - see on YouTube) came out on Soviet big screen and the opening of it had something in common with ‘The Guest from the Future’ (1984 - see on YouTube).

 

Here is Kin-Dza-Dza opening: a foreman Vladimir Nikolaevich (subordinates call him as uncle Vova) comes in home after a job. It’s typical “hard day's night”, one from the thousand. The flat is in the twilight. On TV, the cheerful girl dances and sings the funny couplets: “Mum, mum, what shall we do? We have no a good overcoat” (by the way, this film on TV - “Kotovsky” - is about The Civil War). In the kitchen, the wife cooks the family dinner:

 

“Are you?” – We hear the voice from the kitchen. – “Vovka, pop out for some bread. I forgot it, can you? And I don't think there's enough macaroni”.

 

“Ok” – Vladimir Nikolaevich says. In the end replied that “Manohin had a pipe burst at the factory”, our hero goes in store.

 

And there, near the supermarket, he has a “space trip” ahead of him that’s personified in a barefooted (frost, though) alien.

 

“Friend!” – He says. – “Tell me the number of your planet in the tenture? Or at least the number of your galaxy in the spiral? I don’t know what the button I can press to back in my home?”

 

And on his palm the alien holds the Travel Machine.

 

“Listen, my friend, the store will be closed soon.” - Uncle Vova responses. – “So, go – press on it…” Uncle Vova himself presses the button… And with a casual earth dweller-student, but without the barefoot alien, our hero suddenly moves in galaxy Kin-Dza-Dza, a planet Pluke that looks like Kara Kum desert.


 

In Russian national fairy tales, for the sake of a plot outset a hero is required «to go there – without knowing where, to bring that – without knowing that». The hero, as a rule, Ivan-the-Fool, is sent by the Tsar, i.e. the State Person. Usually such story has not happy end for Tsar. In "Guest" and "Kin-Dza-Dza", the protagonist is made for the adventures and feats by not the tsar, and not the party task, but the close relative. Though, the relative never suspects. A fantastic plot becomes an exclusive private affair.

 

“Go to store, please”, - someone from relatives asks, - and buy a) kefir, b) a long loaf. The hero makes a step – and flies away into the unknown, the «beautiful far» or on a planet Pluke. Then the most banal things, from which in a habitual terrestrial life you nothing wait, begin either to tinkle foully (instance, the bottles), attracting of the space pirates’ attention, or the mad aliens begin to hunt for them (instance, for matches from a supermarket).

 

Pupil Kolya Gerasimov and uncle Vova both have jumped out into a fantastic reality from the common for them everyday life of the middle of 1980s. I would say they are from «one family» as taking into account age of their characters they are ideally suited for roles of the son and the daddy. Besides, their appearances are similar. Plus if look narrowly at their reactions and acts, in their characters similar proportions of curiosity, adventurism, common sense and humour will be found out. Recollecting remarks of heroes, it is possible to marvel, as easily Kolya Gerasimov's reality supposes a reality of uncle Vova (as his father).


 

But what for the twelve years boy is romanticism and adventures (it is final, dangerous, but fine). For his father, ones are ordeal on the verge of grotesque and marasmus (true, funny marasmus). All as in a life, the romantic childhood sometime comes to an end, and adult everyday life begins. The adventures do not come to an end only.

 

In other words, their models of heroic existence (in all senses of a word) as in everyday life, as in a fantastic reality are not identical (teenager / mature man), but related (son / daddy).

 

 

When Uncle Vova gets a chance to phone from a planet Pluke on a planet Earth (one call is possible only!), of course, he phones to Moscow, home, to the wife … Has got confused in explanations where he vanishes and when will be, Vladimir Nikolaevich suddenly having recollected something very important almost shouts in a receiver:

 

“Lucy. My darling... Lucy! Take the phone, right now, and ring Victor Manohin, tell him that the keys for the plumbing store are in my portacabin, under the thingy...under the cupboard. Lying on the floor.”

 

…Why does thrown in nowhere a Russian (Soviet?) person, who does not know whether will get out it himself from another planet ever, suddenly begin to say to his darling wife about the keys for the plumbing store and about some floor manager Manohin? You can laugh and mock it (that’s fair, perhaps), can be perplexed (that now I am), but, having thought a little, I come to a conclusion that director Georgiy Danelia was right. And, more reflection, I can add that dragging of empty kefiric bottles in the Future is an act of the same nature.
 

 

Perhaps, this feature exists before any words. Probably, it can be formulated so: Fidelity to itself. Also it’s as Ability to remain itself even if the destiny finger has pressed the button and has thrown you on a planet where the higher achievement is presence of red trousers on you and a crowd squatting before you. Uncle Vova has not given in to temptation, and, despite a presence of the graviczapa and matches, he has refused an outstanding career of the dictator of a planet… simply remained itself. Perhaps, he remained itself not precisely as he was before the visiting supermarket for macaroni and a long loaf, but all the same Itself. Such he has come back home, to the Earth, by a supper after job.

                        
Tags: essay, guest_from_the_future, kin-dza-dza, movie, sci-fi, Гостья_из_Будущего, Кин-Дза-Дза
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 21 comments