?

Log in

No account? Create an account
Alexander Sedov
August 4th, 2019 
Алек Morse
Берём и сравниваем.
.
Тихонов_против_Тихонова_008
Тихонов против Тихонова
Две экранизации братьев Вайнеров
Александр СЕДОВ (с) эссе / август 2019 г.
 .
1. Гонки по вертикали
 .
5 апреля 1983 года на экраны советских телевизоров вышел трёхсерийный детектив «Гонки по вертикали» режиссёра Александра Муратова. Смысловым ядром в фильме послужило противоборство следователя Тихонова и вора Дедушкина. Тихонов в исполнении Андрея Мягкова поначалу кажется щупловатым для борца с преступностью, интеллигентом-очкариком. Но и противник его отнюдь не чикагский гангстер, незаметно тащит чужие чемоданы из поездов, и кличка у него смешная, неизвестно как прилепившаяся – Батон. Их противостояние напоминает игру в кошки-мышки. Следователь вора то ловит, то отпускает. В ответ Дедушкин (Валентин Гафт) натравливает на Тихонова ничего не подозревающих граждан, желающих обзавестись легавыми щенками – даёт объявление в газету с телефоном следователя. Мелко пакостит и огрызается. Тихонов в свою очередь планомерно загоняет противника в одну психологическую ловушку за другой. И выясняется, что Тихонов совсем не тихоня в интеллигентских очках, он бывает и саркастичен и зол и беспощаден в психологической дуэли. На каждом новом витке ставки повышаются, пока в кульминационный момент не прозвучит роковой выстрел. На примере этого фильма (в основу которого положен роман братьев Вайнеров) хорошо видно, как драматургический материал последовательно раскачивается словно на весах – заурядное дело о чемоданном воре превращается едва ли не в притчу об охотнике и дичи. Хотя Дедушкин и желал бы стать охотником, вроде и ловок он и физически силён, умом не обижен и временами берёт инициативу на себя, но эстетическая система, в которой работает фильм, не позволяет ему одержать верх, а только пасть ниже, с чужою кровью на руках.
 .
В этой кинодуэли нередко чередуются два крупным плана: глаза Дедушкина – то надменные и надсмехающиеся, то налитые тоской смертной. Глаза затравленного волка. А вот за квадратными стёклами очков Тихонова мерцает стальной взгляд преследователя. Глаза сосредоточенные и цепкие. В русском психологическом театре существует правило: играешь негодяя, ищи в нём что-то хорошее, вызывай сочувствие у зрителя. Играешь положительного героя, найди в нём недостатки. Так образ, утрачивая одномерность, обретает объём. Валентин Гафт и Андрей Мягков строго следует этому завету. Не всё ладится на житейском фронте у следователя Тихонова: рвёт отношения с девушкой, редко навещает одинокую маму. Кому-то его принципиальность придётся не по нраву, кто-то увидит в его категоричности оттенок бессердечия. Но вор Дедушкин ещё больший в этом отношении «фрукт». Катается по своим воровским гастролям – и всё у него в ажуре. Но едва сыщики начинают загонять его в клетку, он неожиданно вспоминает о своей ненаглядной зазнобе, буфетчице Зосе, – и вот уже нарисовался пред любимые очи, жалкий и родной, и в то же время – больной и полный желчи. Не позавидуешь такой жизни с «воровской романтикой». Здесь как бы иллюстрация формулы из комедии «Джентльмены удачи»: «Украл, выпил – в тюрьму. Романтика!» Только реализуется эта формула не в быстром темпе, как должно быть в комедиях, а мучительно медленно, с психологической оттяжкой, когда ужас существования длится бесконечно долго. Если Дедушкин катится в адову пропасть, то Тихонов проходит горнила чистилища и в финале видит проплывающий больничный потолок – метафора вознесения.
.
33 года спустя этот же роман братьев Вайнеров угодил в прокрустово ложе новой экранизации. Настолько новой и другой, что возникает сомнение: а надо ли сравнивать? Тем не менее, идея сопоставления двух версий одного сюжета как бы заложена в новую экранизацию... (...)
.
полностью читать на Яндекс-дзен
This page was loaded Sep 16th 2019, 3:19 pm GMT.