Alexander Sedov (alek_morse) wrote,
Alexander Sedov
alek_morse

Prince Florizel vs. Sherlock Holmes, part 3 / Принц Флоризель vs. Шерлок Холмс, часть 3

Итак, третья часть эссе. В ней в основном речь пойдет о принце Флоризеле как киногерое.
Предыдущие части эссе:

http://alek-morse.livejournal.com/19704.html

Part 1 / часть 1

 

http://alek-morse.livejournal.com/19767.html

Part 2 / часть 2



Принц Флоризель vs. Шерлок Холмс (часть 3)

 

(с) автор: Александр СЕДОВ, 2009 г.

 

 

Флоризель как киногерой

 

Разумеется, Его Высочество, наследный принц Баккардии Флоризель – не англичанин, но, безусловно, англофил. Судя по тому, как он вальяжно гостит в Лондоне, блуждая по злачным местам в поисках острых ощущений, как, не раздумывая, вершит судьбами английских подданных, подменяя собой правосудие, - он вовсе и не заезжий из Баккардии принц, а замаскированный принц Уэльский. Кстати, маленькая подмена родины, устроенная авторами фильма, - Стивенсон писал, что принц из Богемии, а режиссер прописал его в неведомой Баккардии, - сделала Флоризеля еще более вымышленным, и еще более английским персонажем.

   

 

В рассказах у принца нет характера, есть только облако безграничного обаяния и джентльменский набор качеств (правда, высшей пробы): он человек чести, он азартен, богат, но демократичен (конечно, по-королевски), он творит свои приключения из любви к искусству (как и Шерлок Холмс). При всём своем добром нраве, он существует на некой дистанции от читателя, предоставляя событиям самостоятельно течь, а персонажам самим совершать глупости. Если он вмешивается в события, то только как божество, решившее «явиться миру». Меж тем, истинный характер принца, его человеческая суть скрыта от читателя лондонским туманом.

 

В фильме принц обрел не только плоть и кровь, но и характер Олега Даля. Из  склонного к полноте, не молодого джентльмена, - каким его изобразил Стивенсон, - он превратился в изящного, стройного, скорее, молодого, нежели средних лет, принца. В его характере запульсировала нервная пружина, о которой, судя по книжному принцу, похожим на пирожное, трудно было догадаться.

 


В процессе чтения новелл Стивенсона, невольно приходит на ум его литературный приятель - поэт и денди Оскар Уайльд. На время публикации рассказов о Флоризеле Уайльду было только 28 лет, но Стивенсон будто предугадал, каким лет через двадцать станет рафинированный и утонченный денди – пресыщенным, усталым и немного раздобревшим пессимистом. Фильм пошел намного дальше: Флоризель-Даль как будто и есть сам Роберт Льюис Стивенсон, особенно, в одном из париков принца. А париков и костюмов у него, как и подобает денди, несколько гардеробов. Напомним, что в это же время на той же киностудии произошел аналогичный случай с Ватсоном-Соломиным. Актер был утвержден на роль, потому что был «вылитый» Конан Дойл.






 

Но самое поразительное не во внешности Даля-Флоризеля. Стивенсон и Даль оказались похожи как личности. Оба в творчестве – болезненные перфекционисты. И литературный стиль Стивенсона и актерская игра Даля – это доведенная до отточенности и ясности форма. Актер нашел главный, если так можно сказать, «нерв» приключений Флоризеля: мечта превратиться в сказочного принца, могущественного и благородного, и, при этом действовать свободно, не афишируя себя, как частное лицо. Литературный создатель принца, в конце концов, завоевал это право, однако подорванное беспощадным писательским трудом здоровье вырвало Стивенсона из жизни преждевременно, через двенадцать лет после публикации рассказов о принце. Олег Даль, не заработав почти ничего, умер через год после премьеры, успев напоследок еще раз приоткрыть дверь в викторианскую Англию – озвучить профессора Мориарти в фильме о Шерлоке Холмсе.

 

 

В каком-то смысле СССР был ближе к этому времени. Несмотря на стремление к «светлому будущему», книгой книг в Советском Союзе был «Капитал» Карла Маркса – книга из викторианского прошлого Англии. Почти ни одна научная публикация, - от языкознания до ядерной физики, -  не обходилась без ссылки на этот первоисточник. В 1970-е годы абсурдность этих ссылок для многих была уже очевидна, но правило продолжало действовать. Было что-то общее между тем, как ревностно в СССР соблюдали идеологический политес и светскими приличиями в довольно регламентированном викторианском обществе.

 

Неудивительно, что Василий Ливанов и Олег Даль, - эти бунтари по жизни, нередко восстававшие против диктата режиссеров, - органично вписались в свои роли. На фоне социалистической жизни они выглядели «белыми воронами», вынужденные постоянно отстаивать свою независимость от общепринятой нормы. Помещенные в викторианскую действительность, их киногерои зажили полнокровной жизнью. Шерлок Холмс с наслаждением и достоинством поучал полицейских, принц Флоризель предлагал священнику покаяться.

 

 

 

Еще за десятилетие до этого фильмы в стиле «ретро» в СССР были невозможны. И дело не в том, что в конце 1960-х жанр сериала был только на первой ступени эволюции. Заявка на экранизацию буржуазных героев вряд ли встретила бы понимание у руководителей кино, и, скорее всего, удивила бы общество, во многом еще жившего надеждой через двадцать лет шагнуть в коммунизм. 1970-е годы заметно остудили эти надежды. Жанр многосерийного кино окреп, подарив зрителям с десяток подлинных шедевров, и немало просто хороших картин. Но чем больше становилось фильмов в жанре «длинного» кино, тем медленнее в стране ползло время.

 

Снимать фильмы на остросоциальные темы год от года становилось всё труднее. В том самом 1979 году на Ленфильме Олег Даль одновременно снимался в ролях богемного принца Флоризеля и своего современника Вити Зилова. С многочисленной свитой его Флоризель колесил по Европе, меняя экипажи так же часто, как перчатки и парики. За бесценным алмазом он охотился с лёгкой иронией игрока-авантюриста. Но «будучи» Зиловым он ядовито дерзил друзьям, устраивал пьяные дебоши и никак не мог собраться на охоту, слоняясь в сапогах и с ружьем по пустой квартире. Беззаботный представитель английской богемы выглядел благонадежнее советского служащего, мучительно переживавшего кризис среднего возраста. Социально-психологическая драма «Отпуск в сентябре» была допущена на экран только в перестроичном 1987 году – через восемь лет после создания картины и через шесть после смерти актера.




 

Но и судьба «Флоризеля» не была безоблачной. Первоначальное название фильма «Клуб самоубийц, или Приключения титулованной особы» руководство посчитало неуместным. Название коробило слух: развитой социализм и клуб самоубийц были несовместимы. Но больше всего пугали не слова, а пронзительность, с какой Олег Даль играл королевского повесу. Во взгляде, в голосе, в манерах сказочного принца проскальзывало что-то слишком колкое, независимое и явно декадентское. В уже готовом фильме режиссеру было предложено «смягчить общую интонацию».

 

Поменять что-либо в главном герое режиссер не мог и не желал. Чтобы спасти фильм от забвения, - а фильм уже год как был отправлен «на полку», - необходимо было найти такое решение, которое не испортило бы картину и сняло бы упреки в «неблагонадежности» заморского принца. Так в фильме появился закадровый комментарий.

  



-------------------------
Finally, Part 3 of my essay. Here are the previous parts:
 

http://alek-morse.livejournal.com/19704.html

Part 1

 

http://alek-morse.livejournal.com/19767.html

Part 2

 

Prince Florizel vs. Sherlock Holmes (part 3)

 

(c) author: Alexander SEDOV, 2009

 

 

Florizel as film character

 

Indeed, His Highness Prince Florizel next to the throne of Bacardi is not an Englishman, but without a doubt, is an Anglophile. Judging by his freeness manners in London, judging by he wanders around the dens of iniquity, and how without consideration, he controls the fates of British citizens, substituting with himself the local justice, - he is completely not a casual caller prince from Bacardi, but disguised himself Prince of Wels. By the way, committed by the filmmakers the substitute of homeland, - Stevenson wrote that Prince of Bohemia, but the director registered him in unknown Bacardi, - it made Florizel more imaginary and more an English character.


 

  

 

In the stories, the prince has not detailed character; there are merely a cloud of boundless charming and a gentleman codex (true, it’s first-rate) – he is a man of Honour, he is ardent and rich man, but has the democratic manners (in royal meaning, of course), he adventures out of a love to Art (like Sherlock Holmes too). In spite of own kind temper, he exists, keeping his distance from a reader, leaving to the events to leak and to the characters to commit the stupidities on themselves. If he interferes in the events, but only as Deus Ex Machina – as a god who decided to appear to World. However, a true temper of the prince, his human essence is hidden from a reader with London fog.

 

In the film, the prince found not just flesh and blood, but also the temperament of actor Oleg Dal. From a mature man prone to stoutness, - as Stevenson portrayed him, - he transformed into an elegant, shapely, rather young than mature, the prince. In his character, a nervous mainspring has pulsated, about which you couldn’t guess if it’s to judging by the bookish Prince Florizel, who looked like a cake.

 

While you are reading the Stevenson’s stories, there is great chance of a literature fellow, a poet and dandy Oscar Wild coming into your head. At the times of their publication, Mr. Wild was only 28 old, but Stevenson as if anticipated what a refined dandy will off after twenty years – a surfeited, weary and got fat pessimist. The film goes much further: Florizel-Dal as if is Robert Lewes Stevenson himself, especially dressed in one of the wigs of the prince. By the way, he has a few wardrobes of the wigs and costumes – as it must be for an actual dandy. It is to say that at the same time, at the same film studio, an analogical case with Watson-Solomin has been. The actor was approved for the role since he was just like Conan Doyle.

 

But the most striking is not the appearance of Dal-Florizel. Both Stevenson and Dal turned out be similar as the individuals. Both are ultra-perfectionists in creative work. As Stevenson’s literary style, as Oleg Dal’s actor performance are extremely spare and clear, but very expressive form. The actor found, may say, a “nerve” of the adventures of Florizel – it’s a dream to be a powerful and noble Prince from a Tale, but to act freely and hidey in a large, just as a private person. Finally, the literary creator of the prince wined this right, but his health was destroyed with a merciless writer working, and Stevenson passed away premature being 44 old, twelve years after the Florizel stories published. Oleg Dal earned a very little and died being 40 old one year later on the TV premiere, though in the end he managed again to open slightly a door in Victorian England – he voiced over Professor Moriarty in Sherlock Holmes film.

 

 

In something, USSR was close to the Victorian times. In spite of a striving for “Communistic Future”, the Book of Books was The Capital by Karl Marx – it’s the work from Victorian Past of England. Almost each Soviet scientific publication – from linguistics to nuclear physics – had the references on this primary source. In 1970s, an absurdity of such practice was obvious for many scientists, but the rule continued to work. There was something in common between how zealously an ideological politesse was observed in USSR – and the secular decencies in enough regulated Victorian society with the class prejudices.

 

It’s not surprising that both Vasily Livanov and Oleg Dal, - the actual rioters/rebels in life, who often rose up a director’s will-power, - they fitted in well very naturally. Against a background of socialist reality, they looked like “white crows”, constantly forced to defend its independence from the generally accepted norms. Placed in the Victorian reality, their characters have healed fulfilling lives. Dignified Sherlock Holmes taught the police; Prince Florizel called the priest to repent.

 

One decade before, the “Retro” stylized movies were impossible in USSR. The matter is not that in the late 1960s, a genre of mini-series was only on the first stage of evolution. The studio’s application on film adapt of the obviously bourgeois characters would had unlikely to be met with understanding by the leaders of cinema, and would had likely to surprise to the society, in many ways living in the hope to step into the communism through the twenty years. The 70s noticeably curbed these hopes. The genre of mini-series grew strong to make a present of more ten of the actual TV masterpieces and much more just good TV pictures. However, while the quantity of the TV series arose more, a time in Soviet Union crept slower.

 

Year from a year, it was becoming difficultly to create the movies on social criticism plots. In that same 1979 in LenFilm studio, actor Oleg Dal portrayed both the Bohemian Prince Florizel and Soviet contemporary Victor Zilov. With the numerous retinues, his Florizel gets around Europe as often changing the carriages, as the gloves and wigs. He was hunting for the priceless diamond with easy irony of a gambler-adventurer. But “as” Victor Zilov, he was venomously rude to the friends, created the drunken uproars and could not gather for hunting in any way, loafing in boots and with a gun on empty apartment. The carefree representative of English bohemia looked more trustworthy than the Soviet employee painfully enduring the Middle Age Crisis. The social psychological drama ‘Holydays In September’ was allowed on TV screen only in Perestroika’s 1987 – so, eight years after the creation of the movie and six years after Oleg Dal passed away.

 

However, the “Florizel” movie did not get a carefree fate. The television management has considered an original title of film “Suicide Club, or The Adventures of a Distinguished Person” as inappropriate. The title jarred a hearing: the developed socialism and the Suicide Club have been incompatible. But more than the words, a piercing Oleg Dal’s performance of the royal rake frightened to the officials. In his glance, voice, manners of Prince from A Tale, the something too much biting, independent and obviously decadent crept. The director got an urgent recommendation “to ease a common intonation” in the finished film.

 

Director Yevgeniy Tatarskiy didn’t want to change anything in the main character. For the sake to save the film from oblivion, - the release of The Suicide Club was postpone by the officials on the year, - it was necessary to find such solution that could not break the movie, but could remove the reproaches of “a political unreliability” of the foreign prince. So a way, the film got the off-screen Colonel Geraldin's voice.

 



----------------------
еще раз спасибо сайту www.221b.ru  за кадр с крупным планом Виталия Соломина (доктора Ватсона)

 


Tags: essay, fictional england, literature, livanov, movie, prince florisel, russian holmes, russian sherlock holmes, sherlock holmes, выдуманная англия, эссе
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 27 comments