Alexander Sedov (alek_morse) wrote,
Alexander Sedov
alek_morse

Category:

The Blunders and Achievements of Russian Sherlock Holmes / Промахи и достижения русского Холмса

The Blunders and Achievements of Russian Sherlock Holmes

An English Blogger does review of Part 2 of ‘The Treasures of Agra’. After seining of the whole LenFilm’s series – final conclusions?

Here is the original English text by Nicolas - http://wytchcroft.livejournal.com/24513.html

 

Промахи и достижения русского Шерлока Холмса

Комментарии ко второй серии «Сокровищ Агры». По окончании сериала – окончательные выводы? - 1 часть рецензии

 

Автор текста: Николас ВЕЙЛ (Англия, 2008 г.)

Оригинальный английский текст можно прочесть в журнале автора - http://wytchcroft.livejournal.com/24513.html

 

Завершающая серия фильма «Сокровища Агры» начинается совсем не так, как следовало бы ожидать от современной телепродукции – без погружения в загадку и без многообещающих зацепок.

Вместо этого, серия открывается такой картиной: перед нами – умиротворенное лицо Ватсона-Соломина. Ватсон дремлет у камина, ну, а в камине весело пляшет огонь. Словом, мы на Бейкер-стрит.

 

У камина стоит Холмс и, погрузившись в воспоминания, играет на скрипке. Похоже, что музыка убаюкивает Ватсона, будто ребенка. В ленфильмовском сериале весьма заметно подчеркивается этот патернализм, - естественное продолжение философии постановщиков сериала, что Холмс – это олицетворение надежности. То, что Бейкер-стрит обладает аурой безопасности – одна из причин успеха этого сериала (и, разумеется, самих рассказов). Сюжет ненадолго отложен, приключения – это сказка, рассказанная «Холмсом-отцом» под всполохи огня в камине.



Т
акого рода патернализм, с которым нам одновременно и уютно и в объятиях которого душно, был отличительной чертой Викторианского времени…

 

У жителя Запада возникает соблазн увидеть в этом нечто отличительно русское – страна долго управлялась царями и лидерами-мужчинами в СССР. Но, на самом деле, подобного еще и сейчас немало в Великобритании и Европе. К примеру, Гэндальф относится к хоббитам как «отец» к «детям». Также и Оби Ван Кеноби относится к Люку Скайуотеру. Вот – вопрос, интересный с психологической точки зрения: как часто взрослые задумываются над тем, что просматривая фильм или читая книгу, в этот момент они оказываются детьми? В волшебном мире сказок и фольклора такие вещи, конечно, не исчезают, - в этом смысле Холмс приобретает мифологическое измерение и оказывается в пантеоне Богов и Героев вне зависимости от того, какой национальности читатель или телезритель. Холмс оказывается архетипом Проводника, Отшельника и Героя-Защитника.

 

Тем не менее, по ходу самого сюжета Холмс погружается в меланхолическое настроение – пока он играет, его взгляд задерживается на портрете Ирен Адлер, и Холмс начинает вспоминать…

 

Всё дальнейшее уже не соответствует канону (рассказам), и может оттолкнуть случайного зрителя, знакомого с конан-дойловским Холмсом. Но сама сцена сделана с любовью: потрескивание огня в камине, Бейкер-стрит тонет в осенней чеховской палитре, замечательная музыка. Камера медленно движется, перемещая Ватсона в прошлое…

Звучит музыка, мы видим фотографию Ирен и выразительное лицо Ливанова.

 

Без сомнения, эта серия принадлежит Ливанову – все и вся крутится вокруг него. Ватсону здесь отведено меньше экранного времени, он меньше действует... Итак, Ливанов… Если зритель последует за сюжетом, на время отойдет от Агрских сокровищ, обратившись к совершенному другому случаю, - он не будет разочарован.

 

Итак, мы знакомимся с королем Богемии. Его костюм несколько отличается от конан-дойловского описания, это не абсолютная имитация рисунка Пейджета, какую мы видим в гранадовской версии.

Сам герой более высокомерный и комичный, но менее вызывающий (? – blustering), чем этот же персонаж в гранадовской экранизации.

 

В этом эпизоде мы видим в кресле бледного Ливанова – очень точно попадающего в образ Шерлока Холмса. Он крайне сосредоточен, как бы настороже, немного подозрителен к знати, он быстро окидывает гостя взглядом… Обратите также внимание на то, как использованы кадры с зеркалом – весьма метко, без того, чтобы эксплуатировать их как основной визуальный элемент (а-ля Гранада, где, помимо прочего, использование зеркал можно назвать чрезмерным).

 

После ухода гостя Холмс и Ватсон прекрасно разыгрывают немую сцену, - они комически «замирают» в своих креслах. Как говорится: «без комментариев».

 

Само собой, Холмс быстро берется за дело короля Богемии, и принимается шпионить за Ирен Адлер. Ливанов в гриме – это всегда удивительно смешно, притом, что его костюм (и как вы убедитесь позже, и Джонатана Смолла тоже), можно сказать, в духе фантазий Това Джансена (? - is almost a Tove Jansen fantasy).

 

Холмс смотрит, как Ирен Адлер выходит из дома. Заметьте: западному зрителю некоторые дома могут показаться как бы «совсем неанглийскими», но в то время существовало огромное разнообразие стилей и многие дома были построены по европейской моде или по эксцентричным проектам, особенно в пригородах Лондона и в городках на Севере Англии. Возьмем, к примеру, округлый дом – таких и сейчас немало в Манчестере.

 

Что касается появления Ирен Адлер, то её выход, несомненно, окрашен романтическим ореолом: замедленная съемка, волнующая музыка подсказывают нам, что Холмс буквально очарован – (затем крупный план лица Ливанова), - это, несомненно, самая «романтичная» сцена с Холмсом после фильма «Частная жизнь Шерлока Холмса» Билли Уайльдера… И если бы не Ливанов, эта сцена не получилась бы такой удачной (во всяком случае, для меня)…

 

Кстати, важно отметить, что Ирен Адлер – американка, но сравните её с сэром Генри в ленфильмовской «Собаке», и вы увидите, что все разговоры о «карикатурности американцев» в этом сериале, не правда.

 

И хотя она представлена во всей красе (её волосы явно окрашены, а в стиле одежды угадывается что-то смутно «европейское»), её роль, в общем-то, невелика (? - she is given what is essentially a cameo role). Есть в фильме несколько очень эффектных сцен, снятых в тумане: одна с кэбом, скрывающимся в дымке, другая, значительно позже, возле доков, когда Холмс преследует Смолла.

Церковь, возможно, слишком просторная, но выглядит замечательно, - она напоминает мне интерьер церкви из «Знатного холостяка». Её можно сравнить с церквушкой, снятой в эпизоде фильма ББС FingerSmith, а также со средних размеров церковью, показанной в одной из новых серий «Доктора Кто» (Dr Who): обе весьма аскетичны в смысле украшательства, и более типичны для Англии.

 

В этом эпизоде Холмс, конечно, человек чести, готовый пренебречь буквой закона, ради того, чтобы исполнить роль свидетеля бракосочетания, оставаясь при этом неузнанным.

 

Ватсон весьма озадачен поведением Холмса, но Ливанов гениально задействует свой неповторимый голос. Прислушайтесь, как он произносит «Ирен Адлер». Ватсон всматривается в него, а Холмс, в свою очередь, как бы заглядывает ему в душу. Трогательная сцена. Эпизод сыгран почти как трагедия – эмоциональность почти на пределе. Когда Холмс медленно снимает шляпу священника, мы чувствуем, что мыслями он где-то не здесь.

 

Не каждому должно понравиться, что в мир Шерлока Холмса вторгаются нежные чувства, но подобное уже случалось, причем – в ранних фильмах о Холмсе. Наиболее известный случай с Уильямом Джиллетом, он исполнил роль Холмса, который женится. Причем, с благословления Конан Дойля.
 

Фильм Уильяма Джиллета, да и сам Джиллет в роли Холмса были хорошо приняты Конан Дойлом и нашли признание у публики.

 

Итак, дело Ирен Адлер приходит к завершению (правда, не совсем понятно как), и это нас окончательное отсылает к романтической линии Ватсона. Таким образом, оба этих сюжета как бы отражаются друг в друге. Мы видим Ватсона с Мэри Морстен и её компаньонку (замечательно точно подмечено) – в наполненной воздухом золотистой гостиной (контрастирующей с тем мраком, который окружает Холмса). И как бы для придания элемента легкомысленности постановщики фильма сменили породу псу «Тори»...

 

В первой серии «Сокровищ Агры» пёсик развивает такую прыть, что Холмс и Ватсон с трудом поспевают за ним. То, как во время этой погони Соломин умудряется говорить, сохраняя, при этом, полную военную выправку, конечно, смотрится комично, - однако слегка отвлекает. Итак, след привел их к бочке с дёгтем, - и зритель награжден кое-какими приятными видами речного берега, заброшенными строениями, местами покрытыми ржавчиной, и сваленными старыми досками, - и всё это в осенних тонах. Местность, скорее, напоминает устье Темзы. По поводу пса еще могу добавить, что смотрится он, конечно, весьма курьезно, но всё это было излишне. Его мы еще раз увидим во второй серии.

 

Далее следует несколько неуклюжий эпизод с рассказом Ватсона о происшедших событиях, видно, чтобы напомнить их тем зрителям, кто, возможно, запутался. На мой взгляд, это огромный минус в сюжете. Учитывая, сколько времени уже было потрачено на «Скандал в Богемии», у фильма был шанс направить внимание зрителя на главный сюжет, но в результате для этого остается слишком мало времени, - только на само завершение дела, на кульминацию.

 

В сюжет снова возвращается Лестрейд (а не Этелни Джонс – как в книге), и снова главным образом как комическая фигура. Это карикатура также стара, как и образ Ватсона-идиота, - и, в общем, одинаково загадочно их происхождение. Со своими уморительными усами актер, играющий Лейстреда, смотрится довольно симпатично, - что позволяет Ватсону едва уловимо подшучивать над Лестрейдом, чего, например, не было в «Собаке Баскервилей».

 

Затем перед нами возникает Холмс, переодетый и загримированный под моряка, с охрипшим голосом. Жаль, что нам не удалось увидеть его похождения. К тому же, фильм упустил шанс показать нам юного Уиггинса и его команду мальчишек-помощников за работой.

 

Финал стремительно врывается в фильм. Сцены с рекой и гонки на катерах присутствуют во многих экранизациях «Знака четырех», но ни в одной из них так, как сделано здесь – в русском фильме. Мы видим, как на фоне спустившегося на реку сизого тумана напряжение Холмса от долгого ожидания сменяется фрустрацией … и, вот, наконец, сама погоня. Это одна из лучших сцен во всём сериале, мы видим то мчащуюся лодку, то работающие поршни мотора, то трех сыщиков-преследователей: в одном кадре Холмс, Ватсон и Лестрейд выхватывают свои револьверы. Конец скоротечной погони уже на острове: здесь преследователи – несколько полисменов, которые смотрятся весьма аутентично, за исключением, разве что, того момента, что на них белые перчатки. Я почти уверен, что их перчатки должны были быть черными.

 

Дальше всё как по Конан Дойлу. Приятно видеть, что фильм излишне не акцентирует внимание на Тонге (в одном из фильмов он буквально превращен в виртуального гоблина), и что Сергей Шакуров точно передает образ Смолла. В общих чертах он соответствует описанию Дойла: решительное выражение лица, бородка, хотя у него волосы не вьющиеся и не темного цвета. Он напоминает пугало, что, я полагаю, было сделано намеренно, так как Тонга тоже одет в лохмотья, а его шевелюра напоминает солому.

 

Кстати, актер, играющий Джонатана Смолла, очень похож на англичанина Джулиана Гловера..

 

В этом фильме также нет рассказа-воспоминаний Смолла об индийском восстании и тюрьме на острове.

 

Итак, дело окончено. Холмс поймал преступника. Можно сказать, «успешное завершение». Мэри Морстен, возможно, и не получила сокровищ Агры, но уже нет тени, которая нависала над ней.

 

Теперь о своем восприятии этой серии с точки зрения западного зрителя.

 

Можно сказать, что у меня смешанные чувства к фильму «Сокровища Агры». Добавленный сюжет с Ирен Адлер получился неплохо, да и Ливанов создал превосходный портрет человечного Холмса (возможно, самый человечный со времен Кристофера Пламмера), но этот сюжет просто напрашивался на отдельную серию. Кстати, именно так поступил сам Конан Дойл, написавшего отдельный рассказ. В фильме же ряд героев остались в тени, а сама героиня возникает на экране не больше трех раз. С другой стороны, это компенсируется другими элементами из «Знака четырёх» - дедукция и гонки достойны смакования. Честно говоря, я в растерянности: почему одна из сильнейших и самых знаменитых сцен в повести, там, где Холмс испытывает свою дедукцию на карманных часах Ватсона, была воспроизведена в одной из предыдущих серий, хотя ей явное место в этой экранизации.

 

С другой стороны, в фильме крепкая режиссура, верно доводящая сюжет до великолепного финала, хороший без исключений подбор актеров, а игра Ливанова особенно достойна похвалы. Фильм «Сокровища Агры» впечатляет своей интригой и таинственностью, но действие после начала второй серии несколько буксует, и, на мой взгляд, это не слишком оправданно. Нельзя сказать, что к действию теряется интерес, к тому же, если говорить в целом – этот фильм более предпочтителен, чем некоторые другие экранизации этой повести Дойла.

 

Одним словом, худшее, что я могу сказать в отношении «Сокровищ Агры» - это то, что этот фильм не настолько же хорош, как большинство других серий в русских «Приключениях Шерлока Холмса и доктора Ватсона».

 

Еще можно добавить, что фильм выдержан в серьезном ключе.

 

Теперь – кое-какие соображения относительно разных фильмов этого сериала.

 

Во-первых, вопрос – как правильно экранизировать холмсовские приключения Конан Дойла.

Думаю, что ответ на него авторы фильма нашли в воссоздании духа рассказов Дойла, смысла приключений… Они точно ухватили смысл – как только я садился смотреть новую серию, я, вероятно, начинал испытывать то же самое, что и первые зрители этого фильма. Возможно, моё замечание покажется… простым и слишком туманным. Но также как рассказы Дойла, Диккенса, Борхеса, Кафки, Чехова или Честертона кажутся простыми и лёгкими, хотя за ними стоит каторжный труд, так и с ленфильмовским Холмсом. Как западный зритель я ожидал тяжелого просмотра, я предполагал, что зрелище смутит меня  – что знакомые герои покажутся мне «чужими».

 

Вот в этом я ошибся, совсем как Лестрейд.

 

Сериал моментально покорил меня своим обаянием и энергией – невозможно не заметить, что к каждой серии было приложено максимум усилий. Всё воспринимается как само собой разумеющееся – оттенки цветов, детализированные костюмы, отточенная и сдержанная игра актеров (с некоторыми исключениями). И самое удивительное: дизайн, реквизит, костюмы, - всё уровня большого кино.

 

Об операторской работе: камера не только раскрывает нам суть истории, но и ненавязчиво говорит о характерах героев. Скажем, в сцене, когда Мортимер пытается приободрить и утешить Сэра Генри, перед отъездом того из Баскервиль-холла и Англии (финал фильма), - камера становится у подножия кровати баронета, и мы видим картину как бы глазами немого и сочувствующего свидетеля. Другой операторский прием: обычно неторопливая камера вдруг ускоряет свой ход, чтобы поспеть за решительной миссис Хадсон. Камера плавно проходит внутри очень сложных декораций на Бейкер-стрит. Кстати, даже не глядя на чертежи декораций, можно восхититься уровнем потраченных усилий. В каждом без исключения фильме сериала сцены так хитроумно сняты и смонтированы, часто с применением встречной диагональной композиции (как говорят киношники «восьмёркой»), что у зрителя возникает иллюзия, будто он находится в центре действия. Так, например, достаточно одного поворота взгляда камеры в кабинете Милвертона, и перед вами открывается совершенно другая перспектива.

 

Британский зритель в наше время ожидает увидеть добротно выстроенную квартиру на Бейкер-стрит, а также – болота, улицы Лондона, паровозы, Рейхенбахский водопад и множество других подобных вещей. Всё это есть в ленфильмовской экранизации.

 

Теперь к вопросу о том, как экранизировать? Во-первых, необходимо принять во внимание, что до гранадовской постановки было бессмысленно ожидать достоверности по отношению к Дойлу. Во-вторых, необходимо спросить – в чем смысл экранизации? В структуре рассказа, в сюжете? В героях – ситуациях и обстановке? Или в чем-то большем, в чем-то неуловимом, в духе рассказов и в качестве прозе?

 

Если говорить в этих категориях, то поклонники ленфильмовского сериала с полным основанием могут гордиться им. Ленфильмовский Холмс – это настоящий авантюрист, интеллектуал, которому, правда, не так-то просто разорваться между обязанностями сыщика и обязанностями друга (…). Видно, что в сценарии сохранена огромная часть оригинальных дойловских диалогов; в других фильмах за это актеры часто борются, и, разумеется, добавляют что-то сами от себя (например, в сериале 1960-х с Кашингом в роли Холмса или в поздних сериях Бреттовского сериала).

 

Данный подход к первоисточнику оказался весьма нетривиальным (Such use of the source material is very refreshing).

 

Теперь по поводу самих Холмса и Ватсона. Я уже называл их игру превосходной, но следует сказать снова, что сериал в целом «удобно скроен» под главных исполнителей: Ватсону, в конце концов, позволили быть человеком живого ума, с военной выправкой, с собственным характером, - словом, соответствовать всему тому, что мы узнаем о нем из рассказов, но так редко видим на экране. До ленфильмовского сериала Ватсона почти всегда выставляли как дурачка, как чурбана и как жертву жестоких насмешек.

 

Ватсон, может, и не является Холмсом, но он самобытный человек со своими достоинствами, - Шерлок не пожелал бы делить общий кров и участвовать в приключениях вместе с идиотом.

 

Тем не менее, этот фильм не является рабом дойловской прозы. Эта экранизация довольно «свободна», часто соединяя рассказы в один сюжет. Иногда это срабатывает (в «Знакомстве», например), иногда – нет, как в «Агре». В этом отношении гранадовский сериал – другая наиболее достоверная экранизация, притом, что фильмы последних лет сильно отклонились от Дойла.

 

Теперь о других экранизациях; недавние «Собаки Баскервилей» из США (с Мэттом Фрюером в роли Холмса) и из Великобритании (с Роксбургом) – примеры экранизаций, где знакомые элементы отбросаны ради попытки создать нечто новое и неожиданное, при этом не был принят во внимание тот факт, что свежесть и новизну следует искать в самих рассказах.

 

Что можно сказать об образе Холмса? Вот уже многие годы Холмс остается загадкой из загадок: любое новое его «приключение», будь то книга, пьеса или фильм – демонстрирует новое, прежде невиданное сочетание характерных черт. Для аудитории, знакомой с рассказами, в этом нет ничего необычного, - собственно говоря, сам Ватсон нередко сетует на то, что невероятно сложно дать определение этому парадоксальному человеку. Бесчисленные иллюстраторы даже внешность Холмса все эти годы рисуют, каждый раз что-то меняя и подправляя. Готов поспорить, что только два актера (Джордж С. Скотт и Том Бейкер) по большому счету угодили в дойловское описание. Однако Ливанов – мастер ПРЕВРАЩАТЬСЯ в Холмса почти неуловимо для зрителя – чем больше я смотрю, тем больше я начинаю видеть Ливанова в рисунках Сиднея Пейджета, что, на первый взгляд, как я говорил, кажется невозможным. Надо учитывать то, что я был сформирован ранними сериями гранадовского сериала, в которых добивались точного подобия к конкретным иллюстрациям Пейджета… правда, в более поздних сериях этого уже нет – сериал начали делать в расчете на показ в США.

 

И это вынуждает аудиторию видеть строго определенного «Холмса» - довольно пристрастный подход! Плюс это позволяет превратить «своего» Холмса в повсеместно узнаваемый образ – в любых медиа, начиная от журнала «Стрэнд Мэгэзин» до современных компьютерных игр.

Продолжение рецензии Николаса Вейла- Часть 2 -  читайте в следующем посте.

 

.

И несколько слов от себя, - alek-morse' а, - и немного не по теме (хотя – как сказать).

 

Я хотел бы, чтобы Конституция Россия оставалась такой же неизменной, какой многие годы была квартира Шерлока Холмса на Бейкер-стрит, 221б. К сожалению, кое-кто хочет править дольше положенного. Поэтому тем гражданам России, кто против недавно предложенных конституционных поправок – прошу оставить свою электронную подпись под петицией протеста: вот на этом сайте:

 

http://popravkam.net

 

ПОПРАВКАМ В КОНСТИТУЦИЮ – НЕТ!

Tags: brett, livanov, review, ricardson, russian holmes, russian sherlock holmes, sherlock holmes, solomin, Николас Вейл, западные рецензии на русского Холмса
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 43 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →