Alexander Sedov (alek_morse) wrote,
Alexander Sedov
alek_morse

Categories:

Hobbit Bilbo and comrade Hobotov in USSR / Жил-был Хоботов... в СССР

Как писал мебельных дел мастер Гамс, "этим стулом я начинаю новую партию", но настоящие сокровища, как вы догадываетесь, еще впереди.

Поэтому начну без предисловий, хотя, вероятно, данному тексту требуются кое-какие пояснения. Впрочем, до поры до времени автор, т.е. я, вправе сохранять интригу. Зачем, почему, на основе чего и, собственно, как так возник этот текст - я пока говорить не стану. Хотя, как гаваривал Шерлок Холмс, увидев собаку Баскервилей, "кто знает, Ватсон? кто знает?" ;)
 

Жил-был Хоботов…

 

/Из цикла «Выдуманная Англия»/

 

(с) Александр СЕДОВ, 2008


 

 

Жил-был в норе под землей хоббит. Не в какой-то там мерзкой грязной сырой норе, где со всех  сторон торчат хвосты червей и противно пахнет плесенью, но и не в сухой песчаной голой норе, где не на что сесть и нечего съесть. Нет, нора была хоббичья, а значит - благоустроенная.

 

Дж. Р. Р. Толкиен «Хоббит»,

Англия, 1937

 

Жил-был Хоботов со своею женой – в коммунальной квартирой со всеми удобствами и со всеми соседями. У него не было ни норы, ни дачи с приусадебным хозяйством, зато, наверняка, как и у сказочного хоббита, был комодик (доставшийся еще от прежних жильцов, а тем – от господ, бежавших в 1918 году в Париж). Да только не в комоде дело («не в комоде счастье», - размышлял иногда Хоботов, но не вслух, ибо боялся гнева супруги), а в душевном покое, точнее, в «душевном мирке», который, скорее всего, по складу своему был очень близок хоббитчьему.

 

Хотя, с другой стороны, почему бы и не сравнить душу с комодом? А в душе мистера…. то есть – гражданина Хоботова были такие потайные ящички, чреватые такими неожиданными сюрпризами, что ни сам Хоботов, ни его супруга (которая решила разводиться), знавшая его лучшего него самого, ни его начальник, знавший его как облупленного, ни участковые милиционер и врач, почти не замечавшие его, даже не подозревали.

 

Такой гражданин Хоботов со всем своим «хабитусом» мог существовать в СССР и в 1937-м., когда Толкиен написал и опубликовал в Англии свою сказку, и в 1947-м и в 1957-м, когда, собственно, с ним и «приключилось приключение». И начиналось оно так: однажды на пороге его коммуналки появляется Гэндальф… 

тьфу… то есть Костик. И неожиданно для Хоботова, и, в общем-то, непредсказуемо для Костика, толкает нашего героя на поступок. Можно сказать, на подвиг – на поиски своего настоящего счастья и призвания, то есть прямо в объятия юной возлюбленной.

 

Только в год Оттепели мог явиться к нему наш Гэндальф, взбаламутить его душу и свести события вместе, ибо если волшебник явился бы к нему на десять-двадцать лет раньше, то вместо сказки (или водевиля) получилась бы самая настоящая трагедия. Хотя, с другой стороны, гр. Хоботов вполне мог удостоиться судьбы героя фельетона или рассказа в духе Зощенко. Довольно безобидно, но и бесславно. Советских читателей тех лет интриговала не судьба хоббита, а «Судьба барабанщика». И хорошо. Так как всерьез заинтересоваться нашим героем могли лишь компетентные органы, не дай бог, или фельетонист, что лучше, но никак не советские писатели большого стиля. Возможно, честные и талантливые авторы как бы не замечали его, оберегая этот удивительный вид добропорядочного обывателя. А «коньнктурщики» его в упор не видели, так как не вписывался он ни в герои, ни в антигерои, ни в представителя масс, ни в «колеблющееся», т.е. хоббитов в сталинском СССР быть не могло.

 

И всё же. Давайте пофантазируем. Что было бы с нашим героем – гражданином Хоботовым, средних лет и средней полноты, если бы к нему в 1937 году вдруг заявился бы этакий «смутьян»? Например, молодой и задорный племянник его соседки, комсомолец и спортсмен? Или, может, эксцентричный профессор? Страшно представить эту авантюру. Пугающе много в ней явно фантастического и подозрительно мало соцреализма. Да и откуда в стране победившего пролетариата возьмется чудаковатый профессор с такими обширными полномочиями? Из старинной волшебной лампы? Нет, там водятся волшебники, а не профессора. Может, из-за границы?

 

Похоже, сюжет раскручивается в странном направлении, как будто намекая на один бессмертный роман. Только не было там Хоботова, добропорядочного советского обывателя, а лишь сплошные неуравновешенные поэты, директора варьете, бухгалтера, ведающие «черной кассой», посредственные литераторы и гениальные писатели. Не было в том романе места «маленькому человеку великой русской литературы», а только либо ничтожные, либо великие, либо оборотни. Реальность тех лет не располагала к созданию образа Бильбо Бэггинса или Башмачкина (даже Подколёсина), так как суть той реальности была высокая трагедия, именуемая «великим переломом», которая не разменивалась на сказочно-бытовые сюжеты. Ну, если не считать Мулю из фильма «Подкидыш», который понравился публике не сам, а только «посредством» героини Фаины Раневской.

 

И, наконец, профессором из-за границы в 1937-м мог быть только Пётр Леонидович Капица, настоящий ученый, физик мирового масштаба, не склонный подталкивать других людей к авантюрам, наоборот, многократно вызволявший из смертельных сталинских «приключений» своих коллег-ученых.

 

Итак, слишком много сказочного и неправдоподобного. И не удивительно, что такое произведение в стиле «фантастического соцреализма» создано не было и быть, по-видимому, не могло.

 

Если этот сюжет сложился бы за десять лет до 1937 года, т.е. в 1927-м, то нашего добропорядочного советского мещанина поселили бы к его престарелой теще. И тогда сокровища, за которыми он отправился, были бы не чужие драконьи, а свои тещины. И этаким Гэндальфом на его голову свалился бы сам Остап Сулейман Берта Мария Бендер-Бей, пышущий молодой энергией, иронией и цинизмом авантюрист, а вовсе не мудрец-волшебник неопределенного ветхозаветного возраста. Да и сам Хоботов-Воробьянинов был бы из «бывших», с интересной биографией, которая сложилась еще в эпоху до исторического материализма.

 

Вот и получается, что нет в отечественной литературе эквивалента «маленькому человеку», то бишь хоббиту Бильбо Бэггинсу, который где-то в полроста обычному, большому человеку, т.е. строителю коммунизма. Точнее, возник он позже и совсем даже не во времена Оттепели. Просто автор поместил своего героя Хоботова в конец 1950-х, хотя придумал, изобрел, вдохнул в него жизнь и снял про него кино только в начале 1980-х, в удушливое, но более-менее вегетарианское советского время.

----------------------------



тем, не менее, жду ваших комментариев и впечатлений :)

Tags: essay, fictional england, literature, movie, tolkien, выдуманная англия, фильм Покровские ворота
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 12 comments