Alexander Sedov (alek_morse) wrote,
Alexander Sedov
alek_morse

Categories:

По чесноку - 2

Продолжаем читать и комментировать "Новейшую историю отчественного кино", изданную в первой половине 2000 гг.
Предыдущая, 1 часть  "Духовная скрепа" - https://alek-morse.livejournal.com/144290.html
Здесь речь пойдёт в основом о детском кинематографе.
.

По чесноку - 2
О научной честности в киноведении
Александр СЕДОВ (с) черновик для размышлений / январь 2018 г.
 .
2. Разрыв в цепи
 .
Начнём со вполне невинного. Вторым шагом моего знакомства с энциклопедией стал поиск высказываний о фильме Станислава Говорухина «Десять негритят» (1987). Лента, на мой взгляд, выдающаяся, которая, увы, не у всех именитых критиков имела тёплый приём. Тем не менее, кинокритик Станислав Ф. Ростоцкий более чем благожелателен в своей оценке:
 .
«…Говорухин обнаруживает понимание природы диковинного для советского кино жанра… Всё здесь по-настоящему и всерьёз: ни призвука балагана, ни капли клюквенного сока».
 .
Говорухину частенько достаётся от высоколобых кинокритиков. Не только за его «плебейскую» приверженность народному кино, то есть такому, которое нравится большинству, но и из-за его политических заявлений, оглашаемых либо с трибуны, либо недвусмысленно сквозящих из его картин. Критик Ростоцкий избежал этого крена в отношении экранизации Агаты Кристи, но отчего-то пнул другой очень хороший фильм. Собственно, заметка о «Десяти негритятах» начинается с укола предыдущей картины мастера:
.
.

.
«После рассыпчатых и эклектичных «В поисках капитана Гранта» (1985), усугубивших фактурные огрехи обаятельного восточноевропейского эрзац-жанра слайдовой иллюстративностью «Клуба путешественников», едва ли кто мог ожидать от Станислава Говорухина фильма с безупречно выдержанным тоном и стилем».
 .
Вот те раз – рассыпчатые огрехи эрзац-жанра… Экая замысловатая фигура речи, с которой я ни капли не согласен. И почему, чтобы похвалить одно, необходимо пригвоздить к позору другое? Удивительно, что подобные слова написал автор, принадлежащий к тому же поколению, что и я, и видевший семисерийную экранизацию романа Жюля Верна одновременно со мной, по телевизору в детстве. Прекрасные актёрские работы, сочные характеры, лихо поставленные приключения... Спишу этот оборот критика на желание выделиться необычным зачином текста.
.

(читать текст С. Ф. Ростоцкого)
 .
Сегодня подобный фильм в нашей киноиндустрии непредставим – ни по эпическому замаху, ни по тщательной проработке деталей и психологической достоверности. Детский кинематограф продолжает ютиться по случайным экранам, перебиваясь случайными бюджетами.
 .
Между тем, в этой же энциклопедии напечатана весьма толковая обзорная статья о советском детском кино. Авторы Любовь Аркус, Инна Васильева и Евгений Марголит указали на горький итог, определив 1986 год как точку исторической бифуркации как для этого направления в киноискусстве, так и в судьбе страны:
 .

.
«В 1986 г. участники дискуссии о детском кино, справедливо критикуя прошлое и правдиво оценивая настоящее, не понимают и не хотят понимать будущего. Все резолюции специального заседания секретариата, посвящённого детскому кинематографу, останутся резолюциями (имеется ввиду секретариат Союза. кинематографистов СССР – прим. АС).
 .
Вскоре детского кино не станет как такового: страна о нём не заплачет, иные, новые и более важные страхи, тревоги и заботы будут занимать умы и сердца во время революций, национальных конфликтов, тотального обнищания и новых имперских войн. Не заплачут о нём и дети. Героями новой генерации детей в разное время станут Том и Джерри, Терминатор, далматинцы, черепашки-ниндзя, трансформеры, Чип и Дейл и прочие западные интервенты, - (а сейчас, добавлю от себя медведь Паддингтон - прим. АС). - Дети откроют для себя мир Диснея, из отечественных будут числить «своими» режиссёра Леонида Гайдая (абсолютный лидер всех опросов среди детей и школьников) и старые добрые отечественные сериалы про Штирлица и Шерлока Холмса».
 .
И вот снова она – «духовная скрепа», связывающая всё новые поколения, советская экранизация «Холмса»! Далее авторы пишут о том, что взрослым в те бурные времена по большому счёту не было дела до такой несерьёзной вещи, как детское кино. В этой пылкой наивности они, мне кажется, уподобились заколдованным детям из «Сказки о потерянном времени». Самые простодушные из них из чистого упрямства отказались принимать новую реальность. А вот вывод авторов статьи:
 .
«Но даже те, кто заплачет о детском кино, в то время как страна не пожалеет (а это будут, разумеется, «товарищи», т.е. те, кто его создавал или был в непосредственной близости к этому процессу), никак не захотят понять абсолютную неизбежность случившегося. Не захотят осознать, что причины – и возникновения, и бурного развития, и экономического процветания, и зрительской востребованности и художественного своеобразия детского кино (как и театра, и литературы) – коренились всё в той же специфике столь ненавистной многим из них «советской идеологии» и «социалистической формы хозяйствования». Что «особый путь» детского кино в СССР не может не завершить свою историю одновременно со страной развитого социализма…
 .
В вопросе о детском кино, при всей искренней заинтересованности в положительном результате и готовности к решительным действиям «во благо», кинематографистам не достаёт единственного и главного: ясного понимания, что, отменив алфавит, нет смысла отстаивать его отдельные буквы».
 .
Снова позволю себе небольшую ремарку. Мне кажется, авторы справедливо указали на взаимосвязь между общественно-политическим строем и феноменом детского кино в СССР, но, этот вывод потянул авторов вниз, на дно бессилия и пессимизма в вопросе «а может ли детское кино появиться сейчас?» И в этом настроении нет ничего удивительного, принимая во внимание, что статья датирована (самое позднее) 2002 годом. Авторы не видят волшебных рецептов возрождения этого направления, но и не могут предложить реалистичного, конструктивного, кроме умозрительного:
 .
«Скорее всего, детское кино возродится в России в свой час и в тех формах, какие приняты во всём мире: а именно конкретными, отдельно взятыми фильмами, создаваемыми для детей сценаристами и режиссёрами, имеющими желание и способности работать в этом жанре. Они не будут оглядываться на цензоров и подчиняться темплану, но также не будут и свободными от заботы о коммерческой прибыли. Вырастет новое поколение детей, которые захотят увидеть в кинотеатрах своих ровесников, и на экране – окружающую их жизнь».
 .
С выхода «Новейшей истории отечественного кино» прошло пятнадцать лет. Горькие выводы, которые предложили авторы статьи о крахе системы детского кино, не слишком потеряли в актуальности. Отдельные фильмы, случается, выходят. Некоторые из них даже становятся культурными событиями, правда, в разных информационных средах. За последний год таковыми стали заключительный фильм трилогии «Частное пионерское» (реж. А. Карпиловский) и блокбастер «Последний богатырь» (реж. Д. Дьяченко).
 .
Первый с успехом прошёл по фестивальным площадкам и в детских лагерях, но большой прокатной судьбы не имел, несмотря на несомненные художественные достоинства. Мне кажется, главной его «проблемой», если так можно выразиться, оказалась неформатность. Те его особенности, которые не укладываются в сложившиеся за последние двадцать лет, правила игры. Общество в лице таких своих "представителей" как министерство культуры, прокатные сети и прочие дистрибьюторы, не представляет, как с подобным материалом работать. В нём нет бьющей через край зрелищности и умопомрачительных спецэффектов. «Частное пионерское» - не цирковой аттракцион, который, в наше прагматичное время, известно как преподносить и как продавать. С другой стороны, этот ретро-фильм никак не записать в арт-хаус, в «проблемное кино», хотя в центре сюжета самые настоящие проблемы подростков – первая юношеская любовь, соблазн запретных плодов, испытание дружбы, приключения с элементами мордобоя, – впрочем, всё это показано без захлёста, по-доброму. В этом смысле фильм «Частное пионерское» вполне можно назвать советским, хотя элементы мягкой критики того периода в нём также имеются.
 .
Я смотрел заключительный фильм трилогии в большом кинозале на треть укомплектованном детьми и подростками – при этом зал был набит до отказа (правда, это был бесплатный показ на фестивале «Уралкинофест» в Екатеринбурге). И, насколько я мог судить по реакции детей, они с интересом следили за событиями на экране. Здесь я бы не согласился с фразой из статьи: «Вырастет новое поколение детей, которые захотят увидеть в кинотеатрах своих ровесников, и на экране – окружающую их жизнь». Такие дети, мне кажется, есть всегда. А вот подобные фильмы сегодня редкость. И, разумеется, именно взрослые решают, какие фильмы смотреть детям. Не только нажатием кнопки телевизора (компьютера, ноутбука, планшета и смартфона) или покупкой билета в кинотеатр, но и подписанием договора, какой фильм запустить в производство, как его рекламировать и как строить репертуарную политику прокатчиков.
 .
При всей, как мне кажется, справедливости поднятых проблем, авторы статьи остались в плену иллюзий «прорабов перестройки», когда-то призывавших разрушить всё до основания (кинопрокат, Госкино, государство), а затем оказавшихся у разбитого корыта. Авторы статьи предложили единственный, по их мнению, вариант – «делать ставку на отдельные конкретные фильмы, которые снимают отдельные профессионалы». Но этот путь, на мой взгляд, ведёт в ситуацию перманентного кризиса, который мы и наблюдаем много лет. Когда каждый детский фильм – подвиг для киноидустрии и великое перенапряжение сил для его редких создателей. Когда режиссёр и продюсер в своём героическом походе всякий раз пытаются нащупать твёрдую почву среди болот и непролазных джунглей – в сценарных идеях, в подборе кадров, в финансировании, в прокате. А ещё, идя навстречу к зрителю, хорошо бы не подорваться на идеологическом минном поле, маневрируя между разными кинематографическими группировками. Полудиснеевский «Последний богатырь» - тому подтверждение. Большой зрительский успех – и в то же время многие его посмотревшие недовольны некоторыми сценарными ходами и интерпретацией русского фольклора. А что делать? Других детских фильмов у нас нет, выбирать больше не из чего.
 .
Я бы сказал так, что статья Л. Аркус, И. Васильевой и Е. Марголита имеет большой плюс как текст, избежавший крайнего субъективизма в оценках. Однако есть и минус – хотя, возможно, он стал заметен пятнадцать лет спустя. Авторы как будто желали посильнее убедить читателей в неизбежности процесса разрушения детского кино как отрасли – может быть, тем самым снимая часть вины с активных деятелей того времени. Но было бы гораздо важнее, на мой взгляд, подчеркнуть упущенные исторические шансы. Например, в том, что касается непосредственно судьбы киностудии имени Горького, бывшей некогда флагманом детского и юношеского кино. Выпуск семи детских фильмов из сотни снятых на студии за несколько лет – не такой это был и плохой результат, во всяком случае, по нынешним меркам. И этим шансом, уверен, ещё можно воспользоваться.
.
.

читать статью:
https://img-fotki.yandex.ru/get/9115/3211149.d/0_17b82c_aae42087_orig.jpg
https://img-fotki.yandex.ru/get/770851/3211149.d/0_17b82f_3d402b73_orig.jpg
https://img-fotki.yandex.ru/get/9092/3211149.d/0_17b830_e079fa2e_orig.jpg
https://img-fotki.yandex.ru/get/370224/3211149.d/0_17b831_b39c2715_orig.jpg
https://img-fotki.yandex.ru/get/372565/3211149.d/0_17b832_c4bb7ee6_orig.jpg
https://img-fotki.yandex.ru/get/962950/3211149.d/0_17b833_9b56f154_orig.jpg
---------------------------------
продолжение следует
 
Tags: book, movie, кино, критика источников
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 11 comments