Alexander Sedov (alek_morse) wrote,
Alexander Sedov
alek_morse

Category:

Да будет Эврика!


Да будет Эврика!
Среди книжных стеллажей
Александр СЕДОВ (с) просто текст / март 2017 г.
 .
Первой книгой, к которой я отнёсся осознанно, как к полноценной Вселенной, была «Эврика». В ней говорилось о Большом взрыве и реликтовом излучении, о квазарах и квазагах, о пульсарах и чёрных дырах, о красном смещении и нейтронных звёздах, о чудесах техники будущего и о жизни в невесомости, об ископаемых ящерах и о проблемах человеческого долголетия. Этот советский ежегодник четверть века выпускался издательством «Молодая гвардия». Туда отправлялись самые интересные и наиболее значимые научно-популярные статьи, опубликованные в отечественной и зарубежной печати. Сборник адресовался широкому кругу читателей, и потому материалы в нём обычно пересказывались на весёлый манер.
 .
Но больше всего мне нравились карикатуры, которые иллюстрировали статьи. Как воображение туристов бывает поражено наскальной живописью доисторического человека, так и я был сражён рисунками в «Эврике». Известно, что пещерные люди способны удивить современного зрителя искусством наивным до остроумия. Меня покорило остроумие, которое в лучших своих проявлениях возносилось до наивности. Буратино с золотым ключиком на приёме в пробирной палате и Гамлет, несущий череп Йорика к нейрохирургу, явились ко мне раньше самостоятельно прочитанной литературы.
 .


.
Впервые я открыл «Эврику» в возрасте шести лет, у книжных стеллажей. Я был как тигр, запущенный в джунгли. Родители иногда отсылали меня на воспитание к бабушке. Вопреки фольклору тех лет, бабушка проживала не в деревне, а в городе, в десяти минутах ходьбы от нашего дома, и работала заведующей районной библиотекой.

 .
Самое фантастическое в библиотеке было месторасположение. Библиотека находилась в серой брежневской пятиэтажке, занимая площадь трёх типовых квартир на первом этаже. Я и сейчас могу легко нарисовать её план. В квартире номер 1, слева – располагался читальный зал. В квартире номер 2, посередине – книгохранилище. В квартире номер 3, справа – книгохранилище продолжалось, и там же на месте кухни размещался кабинет заведующей. А над библиотекой в квартире номер 4 жила моя бабушка.
 .
А теперь представьте переворот по типу Коперника, сотрясавший моё детское воображение каждый раз, как только я входил туда. По всем законам мироздания, стандартная дверь должна была вести в стандартную квартиру, похожую на мою. Я же попадал в переделанный книгами мир. Стены расступались предо мной – и не удивительно, учитывая, что для библиотеки требовалась иная, чем для жилплощади планировка. Вместо глухих стен, словно порталы в параллельные миры зияли проемы, устроенные ради удобного переноса книг и лучшей освещённости читального зала. Сквозные проходы образовывали причудливую геометрию пространства, чего невозможно было вообразить в типовой квартире. И всюду громоздились леса стеллажей, заставленные книгами. Их нестройные ряды перехватывались ярлычками-закладками с буквами.
 .

.
Не помню, как «Эврика» впервые очутилась в моих руках. Подобного рода события детства обычно происходят незаметно, даже тривиально. Вероятно, кто-то подсунул её мне, желая занять ребёнка чем-нибудь полезным.
 .
Борхес как-то сказал, что всё своё детство он провёл в отцовской библиотеке и, повзрослев, так из неё и не вышел. По отношению к себе я не готов к столь сильным метафорам. Детство моё не протекало исключительно внутри книгохранилища, тем более что бабушка вскоре ушла на пенсию, а библиотека переехала из занимаемых квартир в новый специально построенный корпус. Как большинство мальчишек начала восьмидесятых годов, я лазал по старым запылённым подвалам, по лабиринтам строек, забирался на крыши гаражей, переплывал на самодельных плотах весеннее половодье, гулял по болоту, простиравшееся сразу за домом, играл в войну, рисовал карты своего квартала, прокладывая на них новые маршруты. Всё это я проделывал не обязательно один, но часто в составе группы единомышленников. Однако образ библиотеки, соединяющий мой дом со Вселенной, навечно прописался в моём сердце.
.
.

Tags: essay, eureka, images, literature, худ_Ю_Аратовский, эврика
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • "Лицо на мишени" - советская экранизация рассказов Честертона

    В 1978-1979 годах на Литовской киностудии была предпринята дерзкая попытка экранизировать детективные рассказы английского писателя Гиберта Кийта…

  • В парижском округе одном

    В ПАРИЖСКОМ ОКРУГЕ ОДНОМ . А.С. / июль 2021 г. . В парижском округе одном Жил-был Мсье Чудак, Куда бы он ни приходил, Он оставлял…

  • 12 июня

    12 ИЮНЯ . А.С. . С каждым годом всё более убеждаюсь в странности сегодняшнего праздника. Не спорю, праздник - явление полезное и приятное.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 13 comments

Recent Posts from This Journal

  • "Лицо на мишени" - советская экранизация рассказов Честертона

    В 1978-1979 годах на Литовской киностудии была предпринята дерзкая попытка экранизировать детективные рассказы английского писателя Гиберта Кийта…

  • В парижском округе одном

    В ПАРИЖСКОМ ОКРУГЕ ОДНОМ . А.С. / июль 2021 г. . В парижском округе одном Жил-был Мсье Чудак, Куда бы он ни приходил, Он оставлял…

  • 12 июня

    12 ИЮНЯ . А.С. . С каждым годом всё более убеждаюсь в странности сегодняшнего праздника. Не спорю, праздник - явление полезное и приятное.…