Alexander Sedov (alek_morse) wrote,
Alexander Sedov
alek_morse

Categories:

Бегство разума - 3 / 4 - Когда Земля налетит на небесную ось

Продолжение опыта по параллельному чтению. Предыдущие части:
1. Когда ракеты казались большими - http://alek-morse.livejournal.com/119397.html
2. На вершине идеализма - http://alek-morse.livejournal.com/119722.html
.

Бегство разума
Опыт параллельного чтения фантастики и истории
Александр СЕДОВ (с) эссе / март 2016 г.
 .
3. Когда Земля налетит на небесную ось
 .
Франсис Карсак, настоящее имя которого Франсуа Борд, умер в 1981 году и бурных перемен в советском идеократическом государстве не застал. О его кончине американская газета «Нью-Йорк Таймс» писала:
 .
«Франсуа Борд, всемирно известный французский археолог, крупный специалист в области изучения культуры неандертальцев и пионер в исследованиях древнего человека и применения каменных орудий, умер 30 апреля в Тусоне, штат Аризона, где по приглашению местного университета читал лекции. Ему был 61 год».
 .
В развёрнутом некрологе отдавалась дань французскому учёному: «Доктор Борд специализировался на изучении периода, отстоящего от нашего дня примерно на 12 тысяч лет – времени, в котором зачиналась культура современного человека. Борд стал известен своими методами определения того, как первобытный человек производил наконечники для стрел, ножи, топоры, скребки, резцы и расточные инструменты…»
 .
Однако о том, что палеоантрополог Борд был ещё и писателем-фантастом, сообщалось в самом конце единственной строкой: «Он написал несколько научно-фантастических книг под именем Франсис Карсак». И только. Земная слава, ты несправедлива.
 .
Как видите, учёного Франсуа Борда вполне можно зачислить в собратья по перу к Владимиру Обручеву и Ивану Ефремову – знаменитым советским фантастам, которые были не только кабинетными мыслителями, но и полевыми исследователями – действующими геологами и палеонтологами. Не потому ли фантаст Карсак казался советскому обществу ближе, чем американскому?
 .
Его фантастические романы в Советском Союзе любили и неоднократно переиздавали, причём крупными тиражами. Французского автора причисляли к «касте» хотя и умеренных, но прогрессивных писателей. Как говорилось в одном из предисловий к «Бегству Земли»: «Писатель не вступает в полемику, он заставляет своих героев действовать и своими поступками отбрасывает завалы реакционной догматики – исторический пессимизм, бессмысленность человеческого существования, бесконечность циклического повторения социального развития, апокалипсическое ожидание конца света, фатальную смертность всех разумных цивилизаций» (А. Горбунов, 1987).
 .
Если закрыть глаза на почти неизбежные для советского литературоведения обертона, трудно не согласиться с тем, что Франсис Карсак в своём романе-катастрофе выступает с позиции научного и, говоря шире, философского оптимизма. В духе своего предшественника Жюля Верна. С первой же главы читателю передаётся авторская уверенность в том, что какая бы катастрофа не грозила отдельному человеку и всему человечеству в целом, да хоть Земля налетит на небесную ось – дерзай, работай, изобретай, борись. Научное творчество это не только вера в разум, но и практика, которая обязывает совершать поступки. С этой точки зрения Карсак был истинный дитя своего века – середины двадцатого. Вторую мировую войну он провёл не в тихом кабинетном затворничестве, а во французском Сопротивлении.
 .
 .
Не стоит думать об этом романе Карсака только как о продукте свободной игры воображения, выплеснувшейся из берегов. Действительно, писатель вложил в свою фантазию огромного разнообразия набор ингредиентов. Порой закрадывается мысль: а стоило огород городить? Несколько страниц – и ты уже в курсе истории человечества на много тысяч лет вперёд, приводятся ключевые даты, названия новых изобретений, звёздных экспедиций, а также особенностей устройства общества далёкого будущего. В эпизодах – визиты на археологические раскопы планет земной группы, столкновения с чужаками…
 .
А ещё – разумные слоны, которые выходят из лесной чащи только затем, чтобы сыграть роль «бога из машины». Предстаёт перед людьми «мёртвая принцесса», погребённая невесть когда на соседней планете и найденная мимоходом. Есть в романе чудесный психоскоп и прочие элементы, которые, с одной стороны, роднят «Бегство Земли» с волшебной сказкой, а, с другой – накрепко связывают с жюль-верновской традицией научно-развлекательных романов. Мсье Верн также обожал внезапно открывающиеся тайны и неожиданно подвернувшиеся открытия. Но при всех этих чудесах, повествование Франсиса Карсака прочно стоит на естественнонаучных ногах.
 .
Словом, если вы хотите, чтобы ваши повседневные заботы на какое-то время утратили космический масштаб, откройте роман «Бегство Земли» и насладитесь лёгким, но не легковесным стилем Франсиса Карсака. Даже если книга обещает вам тяжёлые раздумья над судьбой человечества.
 .

 .
4. Приключения альтернативного разума
 .
Роман Карсака «Бегство Земли» попал мне в руки внутри сборника «Французская  фантастическая проза», выпущенного издательством «Мир» в 1987 году, предисловие оттуда я и цитировал выше.
 .
Слова об историческом оптимизме в 1987 году в Советском Союзе звучали ещё не пародийно, но уже с долей оправданного сомнения. Зато всё чаще на страницах советской периодики появлялись сообщения о явлениях, не вписывающихся в научный регламент. НЛО, полтергейст, народные целители, экстрасенсы потихоньку теснили научный «официоз». Альтернативный разум словно бы отвоёвывал себе место под солнцем. Чем свободней становилась печать, тем больше такого рода материалов выходило в свет, тем с большей жадностью народ в эти сообщения вчитывался. Не избежал подобного поворота к потусторонним чудесам и альманах серии «Знание», изначально задуманный для пропаганды научного мировоззрения.
 .
.
.
Всё это можно было бы списать на вышедшую из берегов моду, на сопутствующую кардинальным изменениям пену, естественную при взбалтывании общества и крушении старых идеалов. Но такое объяснение мало что объяснит.
 .
Тайной тайн для меня, к примеру, остаётся казус Анатолия Кашпировского. Как удалось этому целителю-экстрасенсу околдовать полстраны? Включая председателя Гостелерадио СССР, который утверждался на должность не кем-нибудь, а Центральным Комитетом партии? Регулярными часовыми сеансами по 1 телепрограмме «врач-психотерапевт» лечил от психозов и энуреза многомиллионную аудиторию – пассами и заговором. Всё это происходило по воскресеньям в прайм-тайм. В лучах главного идеологического оружия – Центрального телевидения. Подобной власти над народом не имел даже Гришка Распутин перед революцией.
 .

.
Новый учитель жизни обращался, не скрывая этого, не к разуму и не к чувствам, а напрямую к подсознанию. По его словам – к каждому индивидуально, а по факту – к коллективному бессознательному. Так в официальный ранг была возведена магическая практика.
 .
Напомню, что в 1989 году телевидение ещё не испытывало тотального давления со стороны рекламы, а коммерциализация только пробивала себе дорогу на ТВ. Рейтинги не прессовали редакторов, и продолжал, хотя и с огромными сбоями, работать механизм партийного контроля. Поэтому одним желанием «угодить народу» феномен Кашпировского и его «собрата» Алана Чумака не объяснить.
 .
Впервые Кашпировский возник в одном из репортажей свободолюбивой программы «Взгляд» (имевшей серьёзные идеологические трения с начальством), а вскоре завоевал огромную телеаудиторию Советского Союза. Был ли приход Кашпировского санкционирован одной из псевдополитических фракций государственного аппарата? Как-никак на дворе стоял четвёртый год Перестройки. Такое предположение как будто напрашивается.
 .
За несколько месяцев до явления «психотерапевта» вся страна начала жить в режиме опьянения от прямого эфира, следя за телевизионными трансляциями съезда народных депутатов. А длились они по десять-двенадцать часов. Был ли Кашпировский призван закрепить этот эффект или, наоборот, стушевать и компенсировать его? Своими чарами сделать народ податливее на внушение? Но в какую сторону и в чью пользу?
 .
Или же приход этого экстрасенса носил такой же чудесный, как и случайный характер?
 .
По странному стечению обстоятельств в этот период, на три месяца, исчезает из эфира научно-познавательная передача «Очевидное-невероятное», автор и ведущий которой, профессор Сергей Капица, крайне негативно отнёсся к новой тенденции на ТВ. Кашпировский и Чумак победили Капицу, а магия – научный рационализм.
.
.

-----------------------------------------
продолжение следует
Tags: book, essay, literature, sci-fi, television, tv, книга, философский дневник, эссе
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 8 comments