Alexander Sedov (alek_morse) wrote,
Alexander Sedov
alek_morse

Categories:

Священник по заказу Гостелерадио СССР

Тема "Преподобный и детектив", которую я поднял в прошлый раз на примере образа Саймона Роллза из радиоспектакля "Алмаз Раджи" и фильма "Приключения принца Флоризеля", как я и ожидал, разрослась, расширилась и, надеюсь, приобрела глубину. Поэтому разговор пойдёт с большим захватом фильмов и киноролей.
.

Священник по заказу Гостелерадио СССР
Образ священнослужителя в советском кино
Александр СЕДОВ (с) эссе / август 2015 г.
 .
В то время как на Ленфильме готовили к выходу на телеэкран первые серии «Шерлока Холмса и доктора Ватсона», в Литве трудились над экранизацией детективных новелл Гилберта Кита Честертона, героем которых значился патер Браун – святое и абсолютно положительное лицо. Как случилось, что по заказу Гостелерадио СССР был призван боец потустороннего идеологического фронта – священник, да ещё и заграничный в качестве главного положительного героя?
 .
Времена хрущёвского «волюнтаризма» миновали, вместе с ними ушли в небытие и лобовые атаки на церковь. При генсеке Брежневе государство взяло курс на некоторое скругление углов в атеистической борьбе. И, тем не менее, в советских фильмах так называемой эпохи «застоя» можно обнаружить едва ли не весь спектр критического отношения к религиозным деятелям. От резко отрицательного до пародийно-иронического.
 .


.
Были заклеймены судом истории инквизиторы в телеспектакле «Жизнь Галилея» (1965). Добродушно посмеялся над заезжим пастором барон Мюнхгаузен. С другой стороны, нельзя было не восхититься утончённым политиканством кардинала Ришелье в телефильме о мушкетёрах, что создавался в тот момент на Одесской киностудии. Совсем уж моральное чудовище монах Распутин вместе с «Агонией» до кинопроката допущен не был. Но мелькнула молчаливая его инкарнация в одном из эпизодов сериала «Хождение по мукам» - телеэкранизации романа Алексея Толстого (1977).
.


 .

.
Однако всё чаще лица духовного звания представали на экране людьми неоднозначными, с непростым, сложным характером, по которому трудно решить «хорошие» они или «плохие», слабые или сильные. Как, например, в шпионском детективе «Мёртвый сезон» (1968), в котором отец Мортимер долго колебался, не решаясь указать на нацистского преступника. Или аббат Пирар в исполнении Михаила Глузского в телевизионной экранизации романа Стендаля «Красное и чёрное» (1976). Нередко складывалось впечатление, что именно многоплановость характера священнослужителя притягивает к этому герою сильнее всего.
.

 .
.
Два лица Ролана Быкова
 .
Только-только на ЦТ состоялась премьера многосерийного фильма «12 стульев» (1977 г.), в котором православный священник отец Фёдор, бросив паству, гонялся за чужими сокровищами. Персонаж, может, не в полной мере «отрицательный», но очевидно трагикомический, смешной и жалкий – выменявший на ворованную колбасу своё святое служение. Режиссёр Марк Захаров, да, пожалуй, и авторы романа Ильф и Петров посмеивались не только над тёмной страстью бывшего попа, изменившего профессии, но и над стереотипами антирелигиозной пропаганды, рисовавшей в 1920-е годы донельзя отталкивающий и до примитива окарикатуренный образ служителей церкви. Герой Ролана Быкова хоть и жалок и дела его достойны порицания, а всё же нельзя не проникнуться к нему сочувствием и до некоторой степени симпатией. Не по своей воли, а токмо по воле исторического материализма превратился он после революции в лишнего человека.
.

 .
1977_Хождение_по_мукам_006
.
Через полгода выходит другой многосерийный фильм – новая экранизация романа Алексея Толстого «Хождение по мукам» (1977). В ней актёр Ролан Быков поворачивается к зрителю новым лицом, которое по ряду пунктов в биографии персонажа совпадает с отцом Фёдором. Кузьма Кузьмич Нефёдов – тоже бывший поп, тоже жалкий, и симпатии к нему немалые. И времена близкие – гражданская война. Неприкаянного расстригу гонит судьба вместе с тысячами русских людей от войны и голода на юг России. Тоже просит он изволения у незнакомых людей о постое, просит еды. И воровать приходится, чего уж тут. Будто брат он отцу Фёдору или не свершившаяся его судьба, более честная и умная. Поп-расстрига Кузьма Кузьмич – куда больший философ, носит он с собой вещмешок с ценными книгами великих мыслителей, перечитывает их в нетопленных поездах и мёрзлых степях, продуваемых ветрами истории. Книги, а не камушки в стульях и есть истинные сокровища. И гонится Кузьма Кузьмич своим умом и пешим ходом за мудростью, желая наивными вопросами выспросить у попутчиков о судьбе России.
 .
Если тут и комедия, то божественная. Режиссёр Василий Ордынский – чуткий к прозе «красного графа» Толстого. Найдена верная интонация – неторопливая в общении героев и честная в показе войны и быта. Верно найден и актёр Ролан Быков – с той же бородкой и с теми же лукавыми глазами. Он словно сменил актёрский регистр, сделал на полтона ниже. Бывший поп, задающий философские вопросы, нужен здесь для Дашеньки, одной из героинь романа и фильма, как уютный попутчик в эпоху всеобщих смятений. И просто как человек человеку.
 .
Человек человеку – не волк, не конкурент за сокровищами, а брат, собеседник и попутчик.
 .
.
--------------------------------------
продолжение следует
Tags: adaptation, essay, father brown, fictional england, movie, television, tv, Ролан Быков, кино, фильм_12_стульев, фильм_Хождение_по_мукам, эссе
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 45 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →