Alexander Sedov (alek_morse) wrote,
Alexander Sedov
alek_morse

Categories:

Сценарист Валуцкий, дедушка сыщика Фандорина

Не всегда удаётся вовремя написать текст-посвящение. Два месяца назад не стало кинодраматурга Владимира Валуцкого...


Дедушка сыщика Фандорина
Кинодраматург Владимир Валуцкий
Александр СЕДОВ (с) нестройные заметки / июнь 2015 г.
 .
Сценарист имеет дело со словом, которое редко ему принадлежит. Почти никогда (не считая прекрасного мига творения). Реплики в фильме произносят актёры, и бессмертными фразами они становятся только вместе с интонацией исполнителя. Ради актёрского удобства или по режиссёрским соображениям слова могут быть переставлены, заменены и переписаны. И далеко не всегда эту повторную работу делает сценарист (так было даже в советские времена, когда был силён авторский надзор). Таким образом, последнее слово оставалось за режиссёром. А нынче – за продюсером.
 .
А уж если сценарий пишется на основе чужого литературного произведения, тем более – знаменитого классика, степень авторства кинодраматурга кажется ещё более эфемерной. В этом случае сценарист зажат между забронзовевшим писателем и индустрией кино. Его участие становится заметным только под перекрёстным огнём литературоведов и кинокритиков. Обычный зритель на сценариста даже внимания не обратит, он похвалит или разнесёт фильм, и, может, вспомнит фамилию режиссёра. Сценарист останется набором букв, затерявшихся средь длинного списка титров. Как в этих условиях оставаться автором, да ещё с большой буквы?
 .
Самое очевидное решение – обратиться со своим текстом непосредственно к читателю, издать книгу, выбраться из опосредующих пут. Другой вариант – продолжать честно и профессионально делать свою работу. Творить, не посыпая голову пеплом оттого, что твой труд – документ для служебного пользования.
 .
Валуцкий с успехом испробовал оба пути. Сняты по его сценариям фильмы, изданы книги – сборники его сценариев и повестей.
 .


.
Фильмография Валуцкого кажется довольно пёстрой. От сатиры «Фитиля» до политического гротеска «Серых волков». От научной фантастики «Дознания пилота Пиркса» до мелодрамы «Зимняя вишня». От комедии «Семь невест ефрейтора Збруева» до исторической драмы «Ярославна, королева Франции». От военной драмы «В небе «Ночные ведьмы» до детектива «Ниро Вульф и Арчи Гудвин». От мультипликационного мюзикла «В порту» до сериала «Есенин». Кажется, что нет у Валуцкого жанровых предпочтений. Желаете музыкальный фильм для детей «Мэри Поппинс, до свиданья!»? Пожалуйста. Или блокбастер «Шпион»? Самостоятельные сюжеты перемежаются работой с классиками – Станиславом Лемом, Фёдором Достоевским, Александром Островским… Мастер кинодраматургии должен уметь браться за любой жанровый материал.

 .

.

.

.
Фильмы, снятые по его сценариям, не раз оказывались в двадцатке советского кинопроката. Несомненно, это и Валуцкого заслуга тоже.
 .
Один из них - «Начальник Чукотки» (Ленфильм, 1966), первый его полнометражный фильм. В основу сюжета положена реальная история про то, как юный комиссар молодой советской республики устанавливал власть большевиков на дальнем севере, отражал атаки контрреволюции, вёл идейную работу среди чукчей, приводил в порядок таможню и налаживал приграничную торговлю. Под пером Валуцкого и в постановке Виталия Мельникова разрозненные факты газетного очерка превратились в лихую авантюрную повесть, предвосхитив красный истерн «Белое солнце пустыни».
.

 .
Успех другого хита трудно измерить количественно, так как он был предназначен телевидению, а телевидение тогда обходилось без вездесущих рейтингов. Режиссёр Игорь Масленников дал задание сценаристу покрепче связать в один сюжет три рассказа Конан Дойла о противоборстве сыщика Шерлока Холмса профессору Мориарти. Многие считают эти три серии лучшими в сериале.
.

 .
Хотя имя Владимира Валуцкого по-прежнему мало кому что говорит, его по праву можно записать в дедушки знаменитого сыщика Эраста Фандорина. Совместно с режиссёром Виталием Мельниковым он способствовал рождению такого явления как ретродетективы Бориса Акунина. Фильм «Первая встреча, последняя встреча» (1987), поставленный по сценарию Валуцкого, явил на экран молодого и наивного сыщика Чухонцева, выслеживающего в дореволюционном Петербурге немецких шпионов. Оказалось, что не только английский сыщик Холмс способен на такие подвиги, но и наш доморощенный детектив тоже.
.


 .
В предисловии к одной из книг Валуцкого, изданной в 2008 году, литературный отец Эраста Фандорина – Борис Акунин – сделал такое признание:
 .
«Творческая биография нормального сценариста напоминает медицинскую карту тяжелого инвалида: сплошь шрамы, пересаженная кожа, да культи на память об ампутациях. Если сценарист пересматривает фильм, снятый по его произведению, то выборочно: куски, где все снято по сценарию — медленно и с удовольствием; режиссерскую и актерскую отсебятину же побыстрей прокручивает, чтобы не расстраиваться.
 .
По счастью, бывают исключения. Иногда сценарий оказывается настолько точен, стилен и энергичен, что подчиняет своей харизме и режиссера, и актеров. Такое кино — назову его сценарноцентристским — я всегда любил больше всего. …
 .
На мой взгляд, подобной обаятельной убедительностью обладают и лучшие сценарии Владимира Валуцкого… Я больше всего люблю историко-приключенческие работы Владимира Ивановича. Даже не за сюжетные перипетии (хоть они и хороши), а за драгоценное и дефицитное качество, без которого погони превращаются в бессмысленное мелькание, а схватки и перестрелки в иллюстрацию на тему «естественный отбор в животном мире». Это качество — рыцарственность, особенная атмосфера красоты и благородства. …
 .
Двадцать лет назад я увидел «Первую встречу, последнюю встречу», очень хорошую картину, которой ужасно не повезло. Она вышла на экраны в эпоху, когда никого не интересовали красивые и тонкие фильмы о Прекрасной Эпохе безвозвратного 1914 года. Зрители и читатели жаждали интердевочек, детей Арбата и прочих запретных тем. Конечно же, публика, как всегда, была права, но все равно жалко. …
 .
У человека пишущего, как это замечено еще чеховским Тригориным, сознание выстроено специфическим образом. Всё, что видишь и слышишь, автоматически сортируешь по принципу: можно вставить в роман или нельзя. То же самое происходит с запасниками памяти. Ворошишь их, ненужное отбрасываешь, ценное вынимаешь на свет, любуешься, думаешь: вот это нужно перелицевать и пустить в дело. Когда я изобретал своих персонажей, среди прочих любимых мною героев были и эти — чукотский начальник Алеша, храбрая княжна Анна Ярославна и бесшабашный рыцарь Бенедиктус, а более всего юный сыщик-дилетант Чухонцев» (цитируется по публикации в журнале «СЕАНС»).
.

 .
Сравнивая двух родственников, двух сыщиков из дореволюционной России – Чухонцева и Фандорина, трудно определиться, кому из них повезло больше, а кому меньше. Изобретённый кинодраматургом Валуцким студент-юрист явился на экран лишь однажды. Его первое дело стало его же последним. Литературной славы он не обрёл, героем сериала не стал. И вспоминают о нём редко. Валуцкий расправился с ним, беспощаднее, чем Конан Дойл с Холмсом – в эпилоге отправил в окопы Первой мировой войны. В фильме нам демонстрируется кусок кинохроники, в которой среди прочих могил павших солдат мельком показан крест с именем Петра Чухонцева. Зритель вёл с ним знакомство только полтора часа, но до чего живой и настоящий характер получился у этого киногероя. Сыщику Фандорину в кино пока так не везло.
Tags: adaptation, essay, holmes, movie, rip, russian sherlock holmes, sherlock holmes, television, tv, кино, меморабилия, персона, эссе
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 20 comments