Alexander Sedov (alek_morse) wrote,
Alexander Sedov
alek_morse

Categories:

Бейкер-стрит как "мужской мир"

Продолжаю сагу "Выдуманная Англия". Предыдущий текст: "Знаки Знака четырёх" - http://alek-morse.livejournal.com/104311.html
.

Трое в кадре, не считая сокровищ
Бейкер-стрит как «мужской мир»
Александр СЕДОВ (с) эссе / май 2015 г.
 .
Четверть века спустя, в 2007 году Кирилл Кобрин в своём эссе заметит, что «Холмс» режиссёра Масленникова получил широкое признание зрителей потому, что изображённая в фильме викторианская Англия неожиданно вошла в рифму с позднесоветским обществом:
 .
«Что роднит Британию второй половины XIX века и Советский Союз 1970-х - начала 1980-х годов? – спрашивал автор и тут же находил ответ: - Основным понятием, общим для двух этих, казалось бы, столь разных эпох, будет «стабильность». Королева Виктория царствовала с 1837 по 1901 год – 64 года. В ее правление Англия укрепила свои позиции как ведущей колониальной империи и самой сильной морской державы мира, а сама королева Виктория прибавила к своим титулам еще один - «императрицы Индии».
 .
…«Викторианская стабильность» была на самом деле временем решительной (но при этом очень постепенной) трансформации британского общества».
 .
Появилось такое явление как средний класс, доходы и потребности которого тоже постепенно, но решительно росли, не только в плане бытового комфорта, но и прочих экономических, социальных и политических свобод.
 .
.
«Если обратить взгляд от викторианской Англии к брежневскому Советскому Союзу (прежде всего, к 1970-м – началу 1980-х годов), то мы увидим некоторое сходство, хотя оно и может показаться поверхностным, - замечает автор эссе. - …Леонид Ильич Брежнев пробыл у власти 18 лет – больше любого другого советского лидера, не считая, конечно, Сталина. Эпоха «оттепели» и отчасти реформы конца 1960-х заложили основу относительного экономического благополучия 1970-х годов, прежде всего - послесталинский технологический прорыв и разработка природных ресурсов Сибири. Именно Сибирь стала для экономики СССР 1970-х годов тем, чем были колонии для викторианской Британии».

 .
От общих сравнений Кирилл Кобрин переходил к ключевому моменту – к культу мужской дружбы, который, по мнению автора эссе, так талантливо был воспет, что стал главным залогом успеха телефильма:
 .
«Немного по-иному обстоит дело с «мужской дружбой» Холмса-Ливанова и Ватсона-Соломина. Викторианству чужд культ мужской дружбы, характерный, скорее, для романских стран, однако одним из базовых понятий для викторианского джентльмена было понятие «мужской солидарности», - пояснял автор. - «Солидарность», в отличие от «дружбы», равно распространяется на всех тех, кто включен в соответствующую группу людей, в данном случае - гендерную. Алтарями мужской солидарности в викторианскую (и не только) эпоху в Британии были клубы и пабы; причем в первом случае (и отчасти во втором) на гендерную солидарность накладывалась еще и социальная. Не следует забывать, что викторианская Англия – традиционно жестко социально стратифицированное общество. В отличие от нее Советский Союз 1970-х – начала 1980-х, хотя в нем и шло социальное расслоение (тщательно сдерживаемое и маскируемое властями), был обществом достаточно однородным, да и женщины играли в нем гораздо более активную роль, нежели в Великобритании второй половины XIX века».
 .
Эпоха брежневской стабильности принесла советским гражданам относительное бытовое благополучие: отдельную благоустроенную квартиру, обязательный набор бытовой техники, облегчавший, как правило, труд женщины – хозяйки и хранительницы домашнего очага, - всё это, по словам Кобрина, было одной из главных примет времени. Домашний комфорт подразумевал наличие покладистого мужа, который нередко выступал в роли подневольного охотника за благами цивилизации. На этом социальном фоне идея мужской дружбы (или в данном случае – солидарности) приобретала характер подспудного антимещанского сопротивления.
 .
На сцене московского театра сатиры, к примеру, это сопротивление приняло особо курьёзные и гротескные формы в спектакле «Маленькие комедии большого дома». Вор-домушник в исполнении Спартака Мишулина забирается в квартиру, набитую антикварной мебелью, но помимо бытовых сокровищ обнаруживает там несчастного мужа (Андрей Миронов), который умаляет грабителя вывезти весь нажитый скарб как можно скорее – пока не вернулась жена-деспот. После короткого объяснения оба начинают видеть друг в друге родственную душу. (Спектакль «Маленькие комедии большого дома», телеверсия 1974 г.)
.

 .
«…Нарочитая мужская солидарность, даже некоторый культ своеобразного, очень советского, «мачизма» были реакцией на (возросшую) социальную роль женщин, - пишет Кобрин. - Именно советские женщины в большей степени были в брежневскую эпоху носителями и защитниками ценностей частной жизни, а роль романтического бунтаря против обывательской морали отдавалась мужчинам».
 .
Функцию «английского клуба» взяли на себя такие занятия как поход в баню под Новый год, сплав на байдарках, покорение горных вершин, наконец, подлёдная рыбалка – самый массовый вид спорта для джентльменов-любителей в СССР, кстати, вполне в духе молчальников из клуба «Диоген».
.


 .

.

.

.
Напомню, что меньше чем за год до первых серий «Холмса» на советский телеэкран вышла комедия «Трое в лодке, не считая собаки» (реж. Наум Бирман, «Ленфильм», 1979), экранизация книги викторианского писателя Джерома К. Джерома, целиком посвящённая отдыху на реке в «чисто мужской компании». В начале фильма закадычные друзья-джентльмены давали клятву, чтобы «никаких женщин», но под финал непредвиденно для себя обзаводились жёнами. Та же участь настигла доктора Ватсона в ленфильмовском сериале.
.

 .
«Многие советские фильмы той поры строятся на этом конфликте: главный герой мечется между миром мужчин, с его ритуальным пьянством, и семейным миром, миром, где царствует женщина (достаточно вспомнить такие классические пьесы и фильмы 1970-х, как «Утиная охота», «Афоня» и так далее), - отмечает Кирилл Кобрин. -  Вершиной «мужской солидарности», мужской свободы от бытового рабства была именно мужская дружба, совершенно исключающая женщин в качестве равноправных участников жизни. Своей гигантской популярностью телефильм «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона» обязан тому, что эта история нерушимой мужской дружбы разыгрывалась на фоне викторианской Англии, столь милой сердцу позднесоветского человека» (Кирилл Кобрин. Человек брежневской эпохи на Бейкер-стрит. – Журнал «Неприкосновенный запас», №3 2007 г.).
 .
Против кого дружите? – вопрошал автор эссе. И сам же отвечал:  против женщин и преступников.
 .
В эссе оставался невыясненным вопрос (который даже не был задан), почему симпатии к сериалу охватили обе половинки рода человеческого – и мужчин и женщин, несмотря на торжествующий в фильме, а в первых сериях так просто безапелляционно, культ «мужской солидарности».
 .
Легко и просто объяснить успех кинодуэта Холмса и Ватсона только трансформацией позднесоветского общества. Но и за пределами одной шестой части мира проходили в чём-то аналогичные процессы… В западном кинематографе середины 1980-х мир на Бейкер-стрит был даже более неприступным для женщин, чем в нашем фильме, но в последующие двадцать-тридцать лет всё кардинально переменилось.
 .
.
----------------------
продолжение следует
Tags: essay, fictional england, movie, russian holmes, russian sherlock holmes, sherlock holmes, television, tv, Выдуманная англия, выдуманная англия, кино, эссе
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 20 comments