Alexander Sedov (alek_morse) wrote,
Alexander Sedov
alek_morse

Category:

Мушкетёры и гравитация

1979_мушкетёры_006
Мушкетёры и гравитация
Тело и дух киномэйнстрима
Александр СЕДОВ (с) нестройные заметки / май 2015 г.
 .
За минувшие 36 лет вокруг его знаменитого фильма сказано столько слов, столько пересказано баек и случаев со съёмочной площадки, опубликована масса архивных «закадровых» фотографий. На этом фильме успели всласть потоптаться кинокритики, пародисты и карикатуристы, роздано несметное количество интервью бывшими участниками съёмочного процесса, которые нередко противоречат друг другу (просто удивительно, что не состоялось дуэлей). Написано несколько фолиантов воспоминаний, что, кажется, тема исчерпана. Но снова в какой-то передаче появляется вечно «молодящийся, но уже немолодой режиссёр», так его припечатали сорок лет назад в одной из разгромных рецензий, в узких джинсах и дымчатых очках – и разговоры начинают идти по новому кругу.
 .
В недавнем интервью на канале Общественного телевидения России режиссёр Юнгвальд-Хилькевич рассказал немало любопытных вещей. Многие (может, и все) из них он говорил и раньше (и даже упоминал в мемуарах), но в этом разговоре, мне показалось, они сложились в единую мозаику. Я бы даже сказал – пазл. Попробую изложить их тезисно, некоторые возьмусь прокомментировать, вставить в «новый контекст».
 .
1979_мушкетёры_008
.
Речь, разумеется, шла не только о мушкетёрах. Во-первых, была обозначена его искренняя нелюбовь к советской власти. Помимо исторических и семейно-биографических причин, были причины и чисто творческие. Каждый фильм приходилось «пробивать», так как кино, которые хотел снимать Юнгвальд-Хилькевич, не вписывалось в идеологические рамки.

 .
Авантюрный сюжет фильма «Опасные гастроли» был взят из мемуаров революционерки Коллонтай только для того, чтобы в главной роли снять Высоцкого – да ещё и поющего, то есть почти в роли самого себя – в роли артиста. И будто бы только заступничество самого Анастаса Микаяна (члена ЦК КПССС и особы, приближенной к генсеку), заметившего после просмотра картины, что «всё так и было на самом деле», уберегло фильм от проволочек с выходом на экран.
 .
- Фильм «Опасные гастроли», кажется, вышел во второй категории? – уточняющее спросил журналист.
 .
- Нет, он вышел в первой категории. И занял 5 место в советском кинопрокате 1970 года, - ответил довольный режиссёр. – Съёмочная группа даже получила премию за кассовый успех.
 .
Во-вторых, режиссёр подчеркнул наличие у себя польских корней, которые, по его словам, ведут к одному из королевских родов. «А королей в Польше, как вы знаете, выбирали», - заметил он.
 .
В-третьих, режиссёр заявил, что он патриот России, и, возможно, в его патриотизме сыграло положительную и определяющую роль его старинное аристократическое происхождение. В-четвёртых, режиссёр сказал, что не хочет работать в кино, когда требуется снимать либо фестивальный арт-хаус про то, как тяжко на Руси жить, либо откровенную пошлятину (почти дословная цитата). А именно таково положение дел сейчас. Наконец, в-пятых, на вопрос интервьюера, какое кино Юнгвальд-Хилькевич хотел бы снять, тот ответил, что у него уже есть сценарий, который называется «350 лет спустя» и что в настоящий момент он ищет для него деньги. И хитро заулыбался.
 .
Всё это я пересказал – скомкано и упуская детали – не для того, чтобы подловить известного режиссёра на противоречиях в показаниях. Хотя, согласитесь, непросто придумать такой контекст, в котором вышеизложенные моменты соединились бы в единую и непротиворечивую картину мира. Да и нужно ли? Как говорил один философски настроенный герцог про одного не меру расшалившегося барона: «Мы любим Мюнхгаузена просто за то, что он Мюнхгаузен». (Замечу в скобках, что я никак не подвергаю сомнению правдивость сказанных Георгием Эмильевичем слов.)
 .
Меня не отпускает одна загадка – тот самый пазл, о котором я упомянул выше. Но связан он не конкретно с Юнгвальдом-Хилькевичем, точнее не только с ним, а, говоря шире, с тайной советского кинематографа, которую, в те времена, никто за тайну в общем-то не принимал.
 .
«Что особенного в этих «Мушкетёрах»?
 .
Пока-пока-покакали
На старого Дюма
Нигде ещё не видели
Подобного дерьма,
 .
– мог ворчать в те времена эстет и киноман. -
 .
– Вот «Сталкер» Тарковского – другое дело!»
 .
Недавно кинокритик Валерий Кичин в своём блоге поставил в упрёк своих коллегам пренебрежительно-снобисткое отношение к зрительскому развлекательному кино. И вспомнил случай Людмилы Гурченко, которую братство советских кинокритиков в упор не замечало как эстрадную актрису, как звезду варьете и королеву бенефиса.  Критики признавали в ней несомненный талант, но желали видеть только одну – драматическую грань её дарования. Как в фильме «Пять вечеров» Михалкова, и ни в коем случае как в «Бенефисах» Гинзбурга и «Соломенной шляпке» Квинихидзе.
 .
- Зачем все эти кривляния? Все эти лял-ля-ля и хи-хи-хи? Оперетка. Низкий жанр, дурной вкус.
 .
Людмила_Гурченко_002
.
В книге «Танцующая в пустоте» Валерий Кичин рассказывает, каким глубоким оказалось для него потрясение, когда он узнал, что Людмила Гурченко, получив однажды на съёмках серьёзную травму ноги, долго отлежав в гипсе, с множественным переломом, с вставленными металлическими скобами, преодолев силы гравитации, приковыляла на телевидение, чтобы сниматься в собственном «Бенефисе». Где нужно не только петь, но и танцевать. Не пританцовывать, а совершать акробатические па, в ритме с музыкой, да так, чтобы зритель и на мгновение не заподозрил в очаровательной актрисе почти инвалида. И всё ей блестяще удалось. Вот она – сила лёгкого жанра. (В журнале Валерия Кичина опубликована глава из книги об этом – настоятельно рекомендую.)
 .
Этот эпизод, как мне показалось, перекликается с рассказанным Юнгвальд-Хилькевичем. В молодости он увлекался раллийными мотогонками и однажды попал в аварию. Вы представить себе не можете, - рассказывает режиссёр, - что значит для юнца, пышущего энергией и соками созревания, месяцами быть прикованным к кровати. Тогда мне и попалась книга Александра Дюма «Три мушкетёра». Я жил этой книгой – я представлял себя Д’Артаньяном, скакал на коне, дрался на шпагах, любил женщин… И, - добавляет он, - наверное, эта внутренняя страсть в конце концов сыграла свою роль в том, что годы спустя я поставил фильм по этому роману. (Пересказываю не дословно, но близко к сказанному.)
 .
Сейчас уже трудно разобраться, как так получалось, что одной рукой советская система прессовала вольнодумных и свободолюбивых режиссёров, ставила всевозможные идеологические рогатки и засады на пути развлекательных и «безыдейных» фильмов, а другой рукой щедро их финансировала и поощряла, - несмотря на ворчание кинокритиков (кстати, ворчали не все, находились и благожелательно настроенные). Напомню, что с тем же фильмом «Д’Артаньян и три мушкетёра» приключилось поразительная история. За право его проката сразились между собой два государственных гиганта-монополиста – Госкино и Гостелерадио. И победила отнюдь не дружба и тем более не логика рынка – не кассовый успех и сборы в кинотеатрах, нет. Победил телевизор – не обременённый коммерческой рекламой. Потенциальный хит кинопроката граждане посмотрели бесплатно.
 .
Наверное, самый простой ответ на эти вопросы будет заключаться в том, что так называемая «эпоха застоя» заключала в себе два главных и противоположных импульса. Идеологический – затухающий, но ещё вполне действенный, который по общему умолчанию поддерживался скорее в качестве статус-кво. И происходившая тихая деидеологизация советского общества. Сложилось такое особое гравитационное поле, внутри которого мог работать и фрондёр Юнгвальд-Хилькевич и советский патриот Станислав Ростоцкий. Об этом тоже наговорено много слов, написаны сотни статей и книг, и потому двинемся дальше.
 .
Хочу только обратить внимание вот на какой момент. При всех парадоксах и противоречивых импульсах, в те годы у нас сложился необычайно разнообразный и разветвлённый кинематограф – от полудиссидентского авторского кино до агит-пропа. Но главная его ценность как системы (!), на мой взгляд, заключалась в том то, что сейчас именуют мэйнстримом – то, чего сегодня почти нет или плохо, кособоко и зачастую некачественно представлено: зрительское кино (термин того времени). Комедии, мелодрамы, детективы, исторические драмы, экранизации классики, военное кино, сказки и так далее, адресованные самому широкому зрителю – с разными вкусами и разным подходом к жизни. Эти фильмы были основным телом системы советского кинематографа.
Tags: essay, movie, musketeers, television, tv, Д Артаньян, кино, эссе
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 24 comments

Recent Posts from This Journal